Опухоль спинного мозга

Опухоли спинного мозга принято классифицировать по их топографо-анатомической локализации и по гистологическому строению, связанному с исходной точкой роста – гистогенезом. Тот и другой признак имеет важное значение, так как в большой степени определяют биологические свойства опухоли, ее клиническое течение, лечение, прогноз и исход.

Топографо-анатомическая локализация опухолей спинного мозга имеет ввиду их расположение по отношению к поперечному сечению спинного мозга и твердой мозговой оболочки, а также к длиннику спинного мозга и его конского хвоста.

Относительно поперечного сечения спинного мозга и твердой мозговой оболочки все опухоли делятся на интрамедуллярные, располагающиеся в толще спинного мозга и растущие из его вещества, и экстрамедуллярные, располагающиеся кнаружи от спинного мозга, растущие из нервных корешков, а также из мозговых оболочек, сосудов и прочих мезодермальных элементов позвоночного канала (эпидуральная клетчатка, сумочно-связочный и костно-хрящевой аппарат). Экстрамедуллярные опухоли в свою очередь делятся на субдуральные, расположенные под твердой мозговой оболочкой, в дуральном мешке, и эпидуральные, расположенные кнаружи от твердой мозговой оболочки, вне дурального мешка, но в полости позвоночного канала, распространяясь иногда за его пределы (опухоли в форме песочных часов).

Опухоли, растущие из образований позвоночного столба (вертебральные) и окружающих его тканей и органов (экстра-паравертебральные), при проникновении их в позвоночный канал и сдавлении спинного мозга могут быть также отнесены к эпидуральным опухолям спинного мозга, хотя обычно они классифицируются как опухоли позвоночника.Опухоль спинного мозга

Симптомы и клиническая картина

Клиническая картина опухолей спинного мозга складывается из общих симптомов сдавления его и местных симптомов, указывающих на уровень этого сдавления.

Общие симптомы

Общие симптомы, независимо от гистогенетической природы, гистологического строения и локализации опухоли чаще всего выражаются в синдроме нарастающего сдавления спинного мозга или корешков конского хвоста растущим новообразованием. К ним же относят механическую блокаду субарахноидального пространства, а также некоторые физические, химические и цитологические изменения в цереброспинальной жидкости и прежде всего белково-клеточную диссоциацию.

Сдавление спинного мозга растущей опухолью может развиваться в двух направлениях. При интрамедуллярных опухолях, возникающих обычно в сером веществе спинного мозга, сдавление проводящих путей окружающего белого вещества и оболочек мозга направлено изнутри кнаружи. При экстрамедуллярных опухолях как эпидуральных, так и субдуральных, сдавление мозговых оболочек и спинного мозга направлено, наоборот, снаружи внутрь. Спинной мозг при интрамедуллярных опухолях выглядит утолщенным и как бы веретенообразно раздутым, а при экстрамедуллярных опухолях – истонченным и атрофичным.

Различно в локализации опухоли, направлении ее роста и сдавлении спинного мозга выражается различной клинической картиной, завершающейся, однако, и обоих случаях синдромом поперечного поражения или перерыва проводимости спинного мозга. Средняя продолжительность заболевания, начиная с появления первых симптомов и до развития синдрома поперечного поражения спинного мозга, длится в среднем 2-3 года. При опухолях конского хвоста этот срок значительно удлиняется (до 5-8 лет и дольше). При злокачественных новообразованиях продолжительность болезни сокращается до нескольких месяцев.

Интрамедуллярные опухоли спинного мозга с начала своего развития характеризуются возникновением очаговых симптомов сегментарного характера. Заболевание начинается с медленно нарастающего, обычно двухстороннего, вялого пареза группы мышц, соответствующей пораженным опухолью сегментам. Мышечный парапарез сопровождается атрофией, фибриллярными подергиваниями, угасанием сухожильных и периостальных рефлексов, снижением электровозбудимости и реакцией перерождения. Наряду с этим в соответствующих дерматомах развивается диссоциированное расстройство кожной чувствительности с исчезновением болевой и температурной, при сохранности тактильной и глубокой. Ввиду того, что интрамедуллярные опухоли спинного мозга чаще всего развиваются в шейном утолщении, вышеописанные сегментарные расстройства возникают в верхних конечностях, напоминая сирингомиелию. В дальнейшем, нарастающее давление интрамедуллярной опухоли на окружающие ее столбы белого вещества сопровождается возникновением проводниковых расстройств двигательного и чувствительного характера. Эти расстройства развиваются в соответствии с законом эксцентрического расположения длинных проводников (Флятау-Ферстера), по которому наиболее длинные проводники, идущие от нижних сегментов спинного мозга, занимают наиболее поверхностное расположение в белом веществе (в боковых столбах), а наиболее короткие от верхних сегментов располагаются в более глубоких его отделах, пограничных с серым веществом. Поэтому проводниковые расстройства двигательного и чувствительного характера при интрамедуллярных опухолях развиваются по нисходящему типу, в отличие от экстрамедуллярных опухолей, где проводниковые расстройства развиваются, наоборот, по восходящему типу.

Клиническая картина развития интрамедуллярной опухоли спинного мозга, при наиболее частой ее локализации в шейном утолщении, отличается следующим характером. К первично возникшему вялому сегментарному парапарезу верхних конечностей с соответствующей зоной диссоциированного расстройства кожной чувствительности на этой же территории присоединяются последовательно распространяющиеся сверху вниз и нарастающие в своей интенсивности проводниковые расстройства в виде спастического парапареза нижних конечностей и тазовых органов, переходящего в параплегию, с расстройством всех видов поверхностной и глубокой чувствительности, спускающихся от верхних конечностей вниз на туловище, нижние конечности и тазовую область. При интрамедуллярных опухолях, в отличие от экстрамедуллярных, анестезия распространяется обычно и на промежность с ано-генитальной областью.

Экстрамедуллярные опухоли спинного мозга, возникающие чаще всего из нервных корешков и мозговых оболочек, отличаются от интрамедуллярных опухолей иным характером и последовательностью развития клинической картины заболевания, также начинающегося с местных очаговых симптомов, но не сегментарных, а корешковых. В дальнейшем к ним присоединяются общие симптомы сдавления спинного мозга в виде проводниковых расстройств, развивающихся, в соответствии с вышеуказанным законом эксцентрического расположения длинных проводников, по восходящему типу, т. е. снизу вверх.

Клиническая картина заболевания экстрамедуллярной опухолью состоит из трех типичных последовательных стадий:

1) корешковой, или псевдоневралгической;

2) стадии половинного броун-секаровского паралича;

3) параплегической стадии.

Корешковая стадия (или псевдоневралгическая) является начальной стадией заболевания. Она характеризуется появлением невралгических болей и парестезий, в виде чувства ползания мурашек, покалывания и онемения. Боли и парестезии локализуются, как правило, в строго определенном участке тела, по ходу ветвления спинального корешка, соответственно уровню локализации опухоли, сдавливающей или растягивающей соседний с ней задний корешок.

Корешковые боли вначале носят непостоянный односторонний характер, возникая обычно при кашле, чихании, натуживании; в дальнейшем они становятся постоянными, интенсивными и двусторонними опоясывающими.

При объективном исследовании вначале не отмечается никаких расстройств чувствительности или удается обнаружить узкую полоску гиперестезии на территории иннервации данного корешка. В дальнейшем по мере усиления сдавления или растяжения корешка, гиперестезия сменяется гипестезией и даже анестезией, в то время как боли продолжают по-прежнему существовать, иногда годами. Корешковые боли, отмечаемые при экстрамедуллярных опухолях, наблюдаются далеко не во всех случаях (в 50%). Особенно часты они при локализации опухоли в шейном отделе спинного мозга и в конском хвосте.

Нередко местные боли имеют не корешковое, а менингеальное происхождение, выражаясь в ограниченной болезненности и ригидности позвоночника и оболочечных симптомах. Это чаще всего наблюдается при экстрадуральных опухолях, для которых характерны также вертебральные боли и болезненность позвоночника при поколачивании по остистым отросткам на уровне опухоли с иррадиацией болей по ходу заинтересованного корешка и проводящих путей в нижние конечности (симптом остистого отростка).

Корешковые боли, являющиеся одним из наиболее ранних очаговых симптомов опухоли спинного мозга, имеют большое значение не только для раннего распознавания заболевания, но и для топической диагностики, в которой корешковые и сегментарные симптомы играют решающую роль. Отсюда понятно стремление клиницистов при отсутствии этих симптомов искусственно спровоцировать и вызвать их с помощью различных приемов.

При поясничном проколе с выпусканием спинномозговой жидкости слабые корешковые боли обычно резко усиливаются вместе с проводниковым парапарезом, а отсутствовавшие до этого боли нередко впервые появляются. Этот симптом вклинивания зависит от того, что сместившаяся книзу опухоль вызывает натяжение спаянного с ней корешка и одновременно сдавливает нижерасположенный неистонченный сегмент спинного мозга.

В ряде случаев возникновение или усиление корешковых болей можно наблюдать также при быстром сдавлении яремных вен по Квекенштедту. Возникающие при этом корешковые боли, называющиеся «симптомом ликворного толчка», зависят от острого повышения внутричерепного давления, передающегося по субарахноидальному пространству в виде толчка на опухоль, связанную с соседним задним корешком. Этот феномен предусматривает, однако, некоторую подвижность и смещаемость опухоли, имеющей экстрамедуллярное и субдуральное расположение.

Оба указанных феномена, наиболее типичные для субдуральных неврином, могут служить для целей ранней диагностики. Тот же «симптом ликворного толчка» можно иногда получить и с помощью пробы Стуккея: при быстром сдавления живота, в случаях субдуральных неврином шейной локализации, возникает повышение ликворного давления в нижнем отделе позвоночного канала. Наиболее демонстративно симптом ликворного толчка получается при быстром вдувании 10 мл воздуха в подпаутинное пространство.

К числу частых симптомов, характерных для субдуральных неврином, относятся корешковые боли, связанные с изменением положения больного – усиление их в горизонтальном положении и ослабление в вертикальном.

Стадия броун-секаровского паралича в типичных случаях следует непосредственно вслед за корешковой стадией. Механизм развития этого паралича объясняется частым асимметричным расположением экстрамедуллярной опухоли (особенно невриномы) по отношению к спинному мозгу, в результате чего рост ее сопровождается постепенным смещением, а затем односторонним сдавлением последнего. При сдавлении ближайшего к опухоли участка спинного мозга наблюдается нарастающий половинный броун-секаровский паралич.

Броун-секаровскпй синдром обычно отсутствует при интрамедуллярных опухолях, а также при некоторых экстрамедуллярных, растущих строго по срединной линии, спереди или сзади от спинного мозга (некоторые менингиомы) и оказывающих симметрично давление на обе его половины. Отсутствие типичного броун-секаровского паралича отнюдь не говорит против диагноза опухоли спинного мозга, в то время как наличие его наряду с другими симптомами (корешковые боли, нарастающее развитие, блокада) делает этот диагноз очень достоверным.

Параплегическая стадия является последней и завершающей клиническую картину заболевания, независимо от локализации и характера опухоли. Обычно она приходит на смену стадии броун-секаронского паралича в виде более или менее симметричного спастического парапареза нижней половины тела, с нарастающей слабостью и спастичностью мускулатуры нижних конечностей, с повышением сухожильных рефлексов, клонусами стоп и коленных чашек, патологическими рефлексами, при одновременном угасании всех видов поверхностной и глубокой чувствительности и ослаблении функции тазовых органов. Вышеперечисленные проводниковые нарушения развиваются по восходящему типу: первые симптомы нарушения двигательной и чувствительной функции появляются в наиболее дистальных и отдаленных от очага поражения отделах организма (промежность, стопа и т. п.), откуда постепенно распространяются вверх (голень, бедро, живот и т. п.).

Параплегическая стадия характеризуется резкой спастичностью парализованной мускулатуры с клоническими судорогами, склонностью к контрактурам суставов конечностей, а также развитием трофических расстройств в виде пролежней на типичных местах (крестец, большой вертел, пятки).

Развитие полной параплегии зависит от степени сдавления опухолью спинного мозга и его проводящих путей, от ишемии мозга, наступившей вследствие прижатия опухолью питающего сосуда, особенно в грудном отделе, где эти изменения могут вскоре стать необратимыми. Она зависит также от динамически развивающихся под влиянием длительного перераздражения нервных клеток и спинальных проводников процессов запредельного торможения первых и парабиотического угнетения вторых.

Очаговые симптомы

Одним из наиболее важных вопросов является диагностика уровня или высоты расположения опухоли в позвоночном канале. Это обуславливает необходимость в каждом отдельном случае точно установить уровень ламинэктомии, а также количество дужек позвонков, подлежащих удалению.

Диагностика уровня расположения опухоли опирается на две группы симптомов – очаговых и проводниковых.

Очаговые симптомы характеризуются сегментарными, корешковыми, оболочечными и вертебральными расстройствами и изменениями, вызываемыми растущей опухолью на мосте ее развития. В силу этого топико-диагностическое значение очаговых симптомов чрезвычайно велико, так как они непосредственно указывают на уровень расположения опухоли в позвоночном канале. Особенно наглядны очаговые симптомы, обнаруживаемые на рентгенограммах в виде деструктивных изменений в позвонках, на место развитии опухоли. В отдельных случаях топическая диагностика облегчается тем, что опухоль, расположенная по соседству с особыми нервными центрами спинного мозга, сдавливая и повреждая их, вызывает развитие характерных патологических синдромов.

На уровне С3, С4, C5 сегментов находится центр диафрагмального нерва, раздражение которого вызывает икоту, рвоту, кашель и одышку, а выпадение – паралич диафрагмы, устанавливаемый с помощью рентгеноскопии и на основании резкого затруднения дыхания и речи. На уровне С8 и Th1 сегментов, в боковых рогах серого вещества, расположен симпатический цилиоспинальный центр, разрушение которого сопровождается синдромом Горнера-Клода-Бернара.

Проводниковые симптомы также имеют существенное значение для диагностики уровня локализации опухоли, особенно при недостаточности очаговых, однако уступают последним в отношении точности и срока развития. Уровень расположения опухоли спинного мозга определяется верхней границей чувствительных и двигательных проводниковых расстройств. Однако при восходящем типе развития проводниковых расстройств, характерных для большинства экстрамедуллярных опухолей, верхний уровень спастического парапареза и анестезии может меняться, постепенно передвигаясь кверху, по мере нарастания сдавления спинного мозга от периферии к центру. Лишь при завершении развития компрессионного синдрома верхний уровень проводниковых расстройств достигает своей окончательной границы, соответствующей уровню очаговых симптомов и фактическому месторасположению опухоли. Последняя в таких случаях обычно располагается на 1-2 сегмента выше этой верхней границы анестезии и параплегии. Таким образом, изменчивость верхней границы проводниковых расстройств при экстрамедуллярных опухолях может являться источником грубых диагностических ошибок, когда предполагаемый уровень локализации опухоли находится на много сегментов (до 5 и даже 8) ниже ее действительного расположения. Возможны ошибки и в противоположном направлении, когда, вследствие перитуморозного арахноидита и арахноидальной кисты, располагающейся над опухолью, предполагаемая локализация опухоли оказывается значительно выше ее фактического местонахождения. Таким образом, для целей ранней топической диагностики очаговые симптомы более надежны, чем проводниковые.

Ниже приведены основные клинические симптомы опухолей спинного мозга различной локализации.

• Опухоли спинного мозга высокой локализации (от C1 до С4) характеризуются ранними и стойкими корешковыми болями в затылочной области, ограничением подвижности шейного отдела позвоночника и медленно нарастающим броун-секаровским синдромом, переходящим в спастический тетрапарез и гипестезию всего тела, с параличом диафрагмы, расстройством дыхания и тазовых органов. Близость продолговатого мозга и задней черепной ямы способствует иногда присоединению бульбарных симптомов, характерных для так называемых спино-бульбарных (кранио-вертебральных, кранио-спинальных) опухолей. Особенность последних заключается в распространении опухоли через большое затылочное отверстие сверху вниз, при возникновении ее в задней черепной яме (глиома червя, менингиома блюменбахова ската и т. п.), или же снизу вверх, если она исходит из верхних шейных сегментов (невринома верхних шейных корешков, менингиома).

• Опухоли шейного утолщения спинного мозга (от C5 до D1) характеризуются вялым парезом верхних конечностей с атрофией мелких мышц кисти, предплечья и плеча, с утратой сухожильных рефлексов с m. biceps (сегменты С5-С6) или с m. triceps (С6-С7) и наличием синдрома Горнера (С8-Th1). Кроме того, развивается броун-секаровский паралич, переходящий постепенно в спастическую параплегию нижних конечностей и туловища, с анестезией всего тела до уровня верхних конечностей, включая и ульнарно-дистальную область последних.

• Опухоли грудного отдела спинного мозга начинаются обычно с корешковых болей по ходу межреберных нервов или в подреберье, в области живота и поясницы, с постепенным развитием броун-секаровского синдрома, а затем параплегической стадии. Помимо корешковых болей и верхнего уровня кожной анестезии, для уточнения высоты локализации опухоли служит угасание брюшных рефлексов – верхних (Th7-Th8), средних (Th9- Th10) и нижних (Th11-Th12).

• Опухоли поясничного утолщения спинного мозга (книзу от сегмента Th12) характеризуются медленно нарастающим вялым параличом нижних конечностей. Если при этом опухоль локализуется в верхней половине утолщения, то отмечается утрата кремастеровых (L1-L2) и коленных (L2-L4) рефлексов, при повышенных ахилловых (L5-S2) и наличии патологических рефлексов. Если опухоль локализуется в нижнем отделе утолщения, то сохраняются коленные рефлексы и утрачиваются ахилловы и подошвенные; кроме паралича, отмечается анестезия дистальных отделов конечностей, доходящая до колена и выше. Последняя форма характерна для опухолей в области так называемого эпиконуса. Все эти формы сопровождаются обычным расстройством тазовых органов по типу задержки.

• Опухоли мозгового конуса (S3-S5) характеризуются отсутствием параличей нижних конечностей и наличием изолированного вялого паралича тазовых органов с кратковременной задержкой и стойким недержанием мочи, кала и половой слабостью. Расстройства чувствительности ограничиваются лишь областью обеих ягодиц, промежностью и ано-генитальной областью (седло). При поражении конуса обычно страдает и нижний отдел поясничного утолщения, дающий синдром эпиконуса. Ограниченный симметричный синдром конуса и эпиконуса без корешковых болей характерен для интрамедуллярных опухолей.

• Опухоли конского хвоста (от сегмента L3 и ниже) характеризуются многолетними нарастающими болями в нижних конечностях, в области крестца, промежности, заднего прохода и влагалища с медленно прогрессирующими двигательными и чувствительными расстройствами корешкового характера. Начавшись с одной ноги, эти явления постепенно переходят на другую, вовлекая попутно тазовые органы, где временные спастические явления сменяются стойкими вялыми параличами сфинктеров мочевого пузыря и прямой кишки с частичным, а затем и полным недержанием мочи и кала. В отличие от поражения конуса и эпиконуса, опухоли конского хвоста характеризуются резкими, стойкими корешковыми болями и отсутствием симметрии в распределении симптомов.Опухоль спинного мозга

Диагностика

Клиническая картина опухоли спинного мозга развивается медленно. Особенно это касается первой, корешковой стадии. Стадия броун-секаровского паралича, обычно непродолжительная, быстро переходит в парапарез и стойкую параплегическую стадию.

Среди хронических заболеваний, напоминающих по своему клиническому течению опухоль спинного мозга, наиболее существенна дифференциальная диагностика с группой заболеваний, подлежащих консервативному лечению.

Сифилис спинного мозга обычно не имеет прогрессирующего характера и трех типичных последовательных стадий, свойственных опухолям спинного мозга. Специфическая антилюэтическая терапия, дающая благоприятный и быстрый эффект, подтверждает этот диагноз.

Рассеянный склероз наиболее часто симулирует опухоль спинного мозга. Отличительные особенности его заключаются в наличии множественных очагов в спинном и головном мозгу, особенно в мозжечке, в бледности сосков зрительного нерва и характерных длительных ремиссиях в течении заболевания.

Менингомиелит – заболевание инфекционного происхождения и поэтому развитие его протекает значительно острее, чем при опухолях спинного мозга, хотя в некоторых случаях, при затяжном развитии заболевания, дифференциальная диагностика представляется и здесь затруднительной.

Арахноидит спинного мозга характеризуется более длительным многолетним течением, наличием стойких ремиссий, типичной диссоциацией между грубыми двигательными нарушениями и слабо выраженными чувствительными и тазовыми расстройствами, а также воспалительными изменениями цереброспинальной жидкости с отсутствием белково-клеточной диссоциации, типичной для опухолей спинного мозга.

Глиоз спинного мозга и сирингомиелия – заболевания, в ряде случаев весьма сходные по началу развития с интрамедуллярной опухолью. В подобных случаях дифференциальная диагностика решается дальнейшим наблюдением и исследованиями цереброспинальной жидкости, не обнаруживающей характерных для опухолей изменений и симптомов блокады.

Таким образом, диагностика опухолей спинного мозга представляет иногда значительные трудности. Отсюда вытекает необходимость в дополнительных методах исследования, во избежание чрезмерного расширения показаний к пробной ламинэктомии, которая хотя и не опасна, но как всякая излишняя операция, нередко ухудшает общее состояние больного и течение заболевания.

Среди вспомогательных методов исследования наибольшее значение имеют исследования цереброспинальной жидкости (ликвора), а также рентгенологические исследования позвоночника (спондилография) и содержимого позвоночного канала (миелография).

В диагностике опухолей спинного мозга исследования цереброспинальной жидкости имеют исключительно важное значение. Благодаря им удается в большинстве случаев дифференцировать опухоли спинного мозга от других, клинически сходных с ними заболеваний и поставить ранний диагноз.

Для получения цереброспинальной жидкости пользуются поясничным проколом (люмбальной пункцией), предложенным Квинке в 1891 г.

Для произведения поясничного прокола больной усаживается на стол со спущенными ногами и сильно согнутым позвоночником для того, чтобы остистые отростки позвонков разошлись друг от друга как можно больше, или же укладывается на боку с сильно приведенными к животу бедрами. Оперирующий нащупывает оба гребня подвздошной кости и проводит йодом на их уровне черту (линию Якоби); эта линия соответствует промежутку между остистыми отростками IV и V поясничных позвонков. Нащупав указанные остистые отростки, он вкалывает перпендикулярно к поверхности кожи иглу и осторожно проводит ее по срединной линии через слои связок (ligamenta supraspinale, interspinale, flavum), сопротивление которых четко ощущается и, наконец, через dura mater, после которой это сопротивление исчезает. После извлечении мандрена начинается истечение цереброспинальной жидкости либо отдельными каплями, либо струей. Внезапное прекращение истечения может зависеть от закупорки отверстия на конце иглы прилипшим к нему корешком конского хвоста, который устраняется или осторожным поворотом иглы по оси, или же продвиганием мандрена в ее просвет.

Поясничный прокол может давать ряд осложнений, вплоть до смертельных исходов!

Исследования цереброспинальной жидкости ведутся обычно в трех направлениях: в физическом, химическом и микроскопическом.

Физические исследовании цереброспинальной жидкости с целью изучения гидродинамических условий давления ее, производятся путем пункции позвоночного канала, вернее субарахноидального пространства на различных уровнях. Для практических целей измерение колебаний ликворного давления производится с помощью водяного манометра, при обычном поясничном проколе. Наиболее удобным аппаратом является анероидный манометр Клода.

Химические и цитологические методы исследования цереброспинальной жидкости при опухолях спинного мозга дают возможность обнаружить в ней типичную «альбумино-цитологическую диссоциацию», или синдром – триаду Фруэна-Нонне.

Для уточнения наличия и уровня локализации опухолей спинного мозга рентгенодиагностика располагает двумя основными методами – спондилографией и миелографией.

Спондилография или обычная рентгенография позвоночника производится на уровне предполагаемой локализации опухоли в двух проекциях (фас и профиль). Диагностическое значение спондилографии особенно велико при экстрадуральных и вертебральных опухолях, в то время как при субдуральных новообразованиях (экстра- и интрамедуллярных) оно значительно меньше.

При экстрадуральных новообразованиях наиболее характерным является расширение и разрушение стенок позвоночного канала на уровне расположения опухоли, отмечаемое как на фасной (дужки, суставные и остистые отростки), так в особенности на профильной рентгенограмме (задняя поверхность тела позвонка).

При опухолях в форме песочных часов, помимо расширения позвоночного канала интравертебральной частью опухоли, на фасной и профильной рентгенограммах бывает отчетливо видно на стороне ее локализации расширение межпозвоночного отверстия, через которое опухоль проникает из позвоночного канала в паравертебральную область или наоборот. Кроме того, заметны узуры или разрушения прилегающих суставных и поперечных отростков, головки ребра, а иногда и боковой поверхности тела позвонка. Эта картина настолько характерна, что позволяет поставить диагноз опухоли в форме песочных часов (обычно невриномы) на основания одной лишь спондилографии.

Вертебральные опухоли спинного мозга диагностируются главным образом с помощью спондилографии. Что касается субдуральных опухолей (неврином, менингиом), то рентгенологические изменения при них либо отсутствуют, либо сводятся к легким остеопоротическим и деструктивным изменениям в корнях дуг соответствующих позвонков, выражающихся на фасной рентгенограмме в виде поперечного сужения их овального рельефа со смытостью их внутренних границ с незначительным увеличением расстояния между ними, определяющего поперечный диаметр позвоночного канала. При крупных субдуральных опухолях конского хвоста эти изменения могут достигать весьма выраженных степеней, вплоть до полного разрушения нескольких дужек с исчезновением изображения их остистых отростков и выявлением глубоких овальных ниш на задней поверхности тел позвонков.

В отличие от спондилографии, отражающей изменения костных элементов позвоночника, миелография выявляет патологические изменения содержимого позвоночного канала, т. е. спинного мозга и его оболочек. Это достигается с помощью введения контрастной жидкости – липиодола (йодолипола, йодилина), пантопака или газа (воздуха) – в субарахноидальное пространство спинного мозга, обычно через субокципитальную пункцию большой цистерны или поясничный прокол.

При наличии опухоли характерно скопление липиодола на ее верхней границе в форме шапки, каски или купола. Возможны и другие формы, например при наличии спаек в окружности опухоли липиодол дает неправильной формы скопление, возможно и частичное прохождение его вниз мимо опухоли, при этом с одной стороны он обтекает опухоль тонкой струей, с другой – задерживается над ней и вырисовывается в виде темной тени, не изменяющейся в форме на повторных рентгенограммах. Нижняя граница опухоли или препятствия определяется введением через поясничный прокол восходящего липиодола, хотя можно для этой цели пользоваться и нисходящим липиодолом – тогда следует придать больному тренделенбурговское положение на несколько часов после пункции.

Вводить контрастные вещества можно лишь в тех случаях, когда существует уверенность в наличии блокады и требуется лишь уточнить ее уровень и характер, а также тогда, когда операция будет осуществлена наверняка с тем, чтобы удалить эти йодистые масла из субарахноидального пространства.

Лечение опухоли спинного мозга

Показания к операции возникают с момента постановки диагноза опухоли спинного мозга и уточнения уровня (высоты) ее расположения, независимо от гистологической природы новообразования, длительности существования компрессионного синдрома и возраста больного. В пожилом и преклонном возрасте (старше 60-70 лет), а также в раннем детском и даже грудном, больные достаточно хорошо переносят оперативное вмешательство, несмотря на частоту у них злокачественных новообразований. Наличие на определенном уровне синдрома блокады субарахноидального пространства, даже при неясности дифференциальной диагностики между опухолью спинного мозга и ограниченным арахноидитом, также является показанием для оперативного вмешательства. При множественных системных опухолях (неврофиброматоз Реклингаузена, ангиоматоз), с наличием четко выраженного локального очага компрессии показана ламинэктомия с целью устранения этого сдавления и блокады.

Радикальное лечение опухоли спинного мозга при правильной диагностике дает хорошие результаты. Даже при заведомо злокачественных и неудалимых опухолях могут возникать показания к проведению декомпрессивной ламинэктомии с последующей лучевой терапией. Таким образом, противопоказания к операции чрезвычайно ограничены и касаются лишь мозговых оболочек, а также редких форм диффузного саркоматоза и карциноматоза мягких тканей больных, общее тяжелое состояние которых и крайняя запущенность болезни (общая кахексия, септическое состояние) не позволяют провести оперативное вмешательство.

Информация, представленная в данной статье, предназначена исключительно для ознакомления и не может заменить профессиональную консультацию и квалифицированную медицинскую помощь. При малейшем подозрении о наличии данного заболевания обязательно проконсультируйтесь с врачом!

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о