Как воспитать послушного ребенка

Родители имеют весьма разнообразные представления о том, как следует воспитывать детей. Для некоторых родителей воспитывать — значит оказывать ребенку поддержку в развитии его способностей и наставлять его в усвоении знаний и навыков. Для других воспитывать — это, прежде всего, прививать ребенку правила и ценности общественного поведения и таким образом делать из него социальное существо, которое будет принято обществом и добьется в нем признания. Большинство родителей в понятие «воспитание» вкладывают необходимость руководить ребенком и принимать за него решения. Независимо от того, какой стиль воспитания выбирают взрослые, ни одна мать и ни один отец не могут обойти стороной вопрос послушания. Бывает, и самые опытные родители вынуждены ставить поведение ребенка в определенные рамки. И даже самых компетентных родителей дети слушаются по-разному.

Наряду со стилем воспитания родителей, существенную роль здесь играют возраст и личность ребенка. Есть дети, которые по своей природе быстрее подчиняются требованиям взрослых, чем другие, ими легче управлять. Особенно часто родителям приходится прибегать к ограничениям, когда дети находятся в возрасте от двух до пяти лет.

Значение, которое родители придают послушанию в процессе воспитания, обусловлено множеством факторов. Помимо родительских ожиданий, связанных с будущим ребенка, не последнюю роль играют разговоры с родственниками и друзьями, книги и телевидение. Сюда же можно добавить впечатления и представления о жизненных ценностях самих родителей, усвоенные ими — по большей части неосознанно — еще в детстве из общения со своими родителями. Кроме того, существует наследие иудейско-христианской культуры, которому уже более 2000 лет и в котором послушание является не только средством, ведущим к цели, но и самой конечной целью — истинной целью воспитания, что можно проиллюстрировать цитатами разных времен.

В наши дни дисциплина переживает свою эпоху Возрождения. Широкие круги населения придают дисциплине в воспитании детей все большее значение. При этом складывается впечатление, что речь идет не столько о благополучии детей, сколько о том, чтобы родителям и учителям как можно эффективнее организовать воспитательную работу и обеспечить возможность контролировать детей с наименьшими затратами. Однако воспитательные меры не только непосредственно сказываются на поведении детей, но и влекут за собой далеко идущие последствия. Если в воспитании детей следовать тем дисциплинарным стратегиям, которые сложились в прежние времена, то, став взрослыми, они будут верить в авторитеты, проявлять мало самостоятельности, бояться ответственности и, не имея собственного мнения, станут подчиняться любому начальству как в общественной, так и в деловой жизни. Разве сегодня можно считать это целью нашего воспитания?

Насколько вообще непослушны дети?

В 2003 году в Швейцарии проводился опрос по теме воспитания, было опрошено 1240 семей.

⇒ Свыше 70% родителей характеризуют своих детей в возрасте от одного года до семи лет как непослушных. Наибольший показатель приходится на возраст от двух с половиной до четырех лет.

⇒ 50% родителей жалуются на плохие манеры за столом, невежливость в общении с окружающими и прежде всего на крики и сопротивление, когда они требуют от детей чего-то определенного.

⇒ Кроме того, 30% родителей упрекают своих детей за то, что уже в первые два с половиной года жизни они слишком много времени проводят у телевизора; а детей постарше обвиняют в неаккуратности (45%) и недостаточном желании учиться (25%).

Если исходить из того, что родители в Швейцарии не менее компетентны, чем в других странах, то из этого исследования мы должны сделать вывод: в повседневном воспитании доминирует непослушание. Этот вывод, с моей точки зрения, неправильный. Я придерживаюсь твердого мнения, что в повседневной жизни дети ведут себя преимущественно послушно. Если бы это было не так, воспитание детей превратилось бы в кошмар. Похоже, от нашего осознанного восприятия ускользает то обстоятельство, что по большей части дети слушаются нас. Мы принимаем их уступчивость как нечто само собой разумеющееся. Но если дети начинают сопротивляться, мы сердимся, и именно это закрепляется в нашем воспоминании.

Почему дети слушаются нас?

В большинстве случаев это отнюдь не страх перед каким-либо наказанием, существуют и более весомые причины.

Самой важной причиной детского послушания является тот факт, что ребенок любит находящегося рядом с ним близкого человека и не хочет его разочаровывать, отказываясь выполнить его просьбу. Он повинуется взрослым, потому что не хочет потерять их любовь и внимание. Ребенка делает послушным позитивная эмоциональная зависимость. Если отец провел субботний вечер со своим четырехлетним сыном и они оба остались довольны обществом друг друга, то ему будет чрезвычайно легко уговорить ребенка не включать телевизор. Но если отец после долгого трудового дня приходит домой и при первом же контакте с сыном запрещает ему смотреть телевизор, то малыш воспримет это как проявление недружелюбия и вовлечет отца в долгий спор.

Чем больше ребенок любит окружающих его взрослых и чем позитивнее его эмоциональное состояние, тем выше его готовность соглашаться.

Чтобы ни делали родители, принимаемые ими меры будут тем эффективнее, чем прочнее лежащая в основе детского воспитания предпосылка: ребенок должен чувствовать, что родители любят его. Именно эта позитивная эмоциональная зависимость, а не воспитательные меры в первую очередь побуждает ребенка слушаться взрослых. Поэтому родители должны стараться учитывать сиюминутный «градус» отношений и эмоциональное состояние малыша, а это часто бывает непросто.

Следующая важная причина детского послушания заключается в том, что родительские требования обычно совпадают с потребностью ребенка в самоопределении. В каждом ребенке живет глубокое стремление самому распоряжаться собой, стать самостоятельным. Даже новорожденный хочет, пусть еще на свой ограниченный манер, быть самостоятельным. Он ощущает потребность вместе с родителями определять, когда и сколько ему есть и спать или бодрствовать.

Не успеет грудничок научиться хватать, как у него сразу же появляются свои собственные взгляды на обращение с предметами. А когда ребенок начинает передвигаться, он намечает свои собственные цели, до которых он хочет доползти или дойти.

Это ни в коем случае не означает, что ребенок с первого дня может и должен все решать за себя сам. Что-то вроде неправильно истолкованного антиавторитарного принципа воспитания: «Пусть ребенок делает что хочет. Ребенок сам знает, что ему полезно». Такую позицию часто озвучивают применительно к вопросу о грудном вскармливании: ребенок сам может определять, когда и сколько ему есть. Некоторые дети, питание которых организовано по этому принципу, развиваются великолепно. Но другие, если предоставить им право самим определять объем пищи, будут есть явно недостаточно. Есть и такие дети, которые за несколько месяцев своей жизни так и не могут отрегулировать распорядок дня, просыпаются по ночам, пребывают в плохом настроении и много кричат. Этим детям родители должны помочь выработать равномерный ритм жизнедеятельности и наладить ночной сон.

Утверждение, которое можно считать справедливым по отношению к вскармливанию грудничков, срабатывает и в других областях: дети одного возраста отличаются друг от друга своей генетической предрасположенностью и уровнем достигнутого развития. Поэтому не существует такого принципа воспитания, который оказался бы верным для всех детей. В то время как некоторые груднички в области питания продвинулись уже настолько, что сами могут определять, в каком количестве и в какое время им необходима еда, другие все еще не могут обойтись без помощи родителей.

Чувствовать, в каких ситуациях и в каких видах деятельности ребенок достаточно компетентен, чтобы действовать в соответствии с собственными установками, а в каких за него пока должны решать родители, — это большой вызов всем, кто занимается воспитанием детей.

Если ребенок уже достаточно компетентен, ему можно предоставить право решать. Родители, препятствующие малышу в выполнении таких действий, на которые он уже вполне способен, приводят его в уныние и не дают ему становится самостоятельным. Но если ребенок еще недостаточно компетентен, то решать должны родители. Побуждая ребенка делать то, что ему еще не по силам, родители предъявляют к нему слишком высокие требования. Как заниженные, так и завышенные требования отрицательно сказываются на самооценке ребенка.

Многие модели поведения, которые родители хотели бы воспитать у своего ребенка, могут быть привиты ему без большого труда. Для этого родителям всего лишь нужно самим вести себя образцово. У детей сильно выражена склонность имитировать поведение окружающих взрослых людей. Если мама и папа каждый раз перед едой в присутствии ребенка моют руки, то ребенок усвоит это поведение, его не нужно будет учить этому специально. Если родители смотрят телевизор больше трех часов в день, что для наших широт является средним показателем, то им будет трудно разъяснить ребенку, почему именно он должен как можно меньше времени проводить у телевизора.

Когда ребенок непослушен, воспитательные меры часто становятся неизбежными. Ребенок должен понять, что его нежелательное поведение влечет за собой неприятные последствия, и отказаться от него.Как воспитать послушного ребенка

Каким образом в проведенном в Швейцарии исследовании родители пытались добиться успеха в воспитании своих детей?

Почему же родители до сих пор прибегают к подобным методам? Всего 13% родителей, применяющих физические наказания, действительно считают их подходящим воспитательным средством. Треть таких родителей придерживается мнения, что время от времени ребенка можно и шлепнуть — это не принесет ему вреда. Подавляющее большинство, однако, чувствуют себя нехорошо, когда дают волю рукам. После расправы они утешают малыша и извиняются перед ним, упрекают себя, мучаются угрызениями совести и заводят разговор об этом с мужем/женой. Большинство родителей хотели бы избежать физических наказаний. Они чувствуют свою несостоятельность в вопросах воспитания и все-таки бьют своего ребенка.

Какие же меры эффективны и справедливы по отношению к ребенку? Чтобы быть услышанными, родители могут воспользоваться одной из трех имеющихся в их распоряжении стратегий.

1. Позитивное подкрепление родительских требований. Родители хвалят ребенка за поведение, которое они считают желательным. Если в возрасте 18 месяцев малыш, проявляя большое старание и терпение, пытается есть ложкой и родители хвалят его за это, то, оказавшись за столом в следующий раз, он будет стараться еще больше. В Швейцарии и Германии родители хвалят своих детей намного реже, чем, например, в Англии или США. Для нас, жителей Центральной Европы, похвала имеет привкус лести и сопровождается опасениями избаловать ребенка. Да и в общении со взрослыми мы тоже не склонны доверять похвале, поэтому обходимся с ней весьма экономно. В общем-то, жаль — ведь похвала играет в отношениях позитивную роль, в отличие от мер, предусматривающих негативные последствия.

2. Игнорирование. Родители не реагируют на нежелательное поведение ребенка. Игнорирование может оказаться более эффективным, чем запреты. Например, если малыш где-то подцепил крепкие выражения и с наслаждением выдает их в совершенно неподходящей ситуации. В большинстве случаев ребенок не имеет ни малейшего понятия о значении этих выражений, но хорошо понимает, какой эффект он может произвести с их помощью среди окружающих. Если родители не выкажут никакой эмоциональной реакции и не поддадутся на провокацию, ребенок сам собой прекратит их повторять.

3. Негативное подкрепление родительских требований. Ребенок должен отказаться от нежелательного поведения, поняв, какие неприятные последствия оно вызывает. Воспитательная мера, продуманная родителями заранее и отвечающая особенностям ребенка и ситуации, действует гораздо эффективнее, чем та, к которой прибегают спонтанно в разгар кризиса. Необходимо, чтобы эта мера соответствовала уровню развития ребенка и не оставалась простой угрозой, но была реально осуществимой. При выполнении этих условий ребенок осознает принятую к нему меру как последовательно проводимый родителями воспитательный принцип. Эффективность воспитания тесно связана с видением перспективы и предварительным планированием.

Ребенок не только испытывает фрустрацию, а может быть, и боль, но и — что еще важнее — чувствует себя отвергнутым: «Близкий человек, наказывающий меня, больше меня не любит». В первую очередь это относится к физическим наказаниям, которые поэтому никогда не могут быть оправданны. В некоторых странах, например в Дании, любая форма физического наказания расценивается законом как недопустимое преступление против детей.

Независимо от принимаемых мер, чувство отверженности у ребенка будет тем сильнее, чем меньше любви и подлинной заинтересованности выказывает взрослый. Это чувство отверженности порождает в ребенке не столько сама мера, сколько поведение родителей в то время, когда они объявляют ему о своем решении, а затем осуществляют его. Родители могут сказать свое «нет» дружелюбно, но твердо, а могут — со злостью и раздражением. Для ребенка эта разница имеет огромное значение. Особенно сильно ребенок чувствует отверженность, когда взрослый не только порицает его поведение, но и обесценивает его личность. Поэтому воспитательные меры, по возможности, не должны сопровождаться моральным осуждением. Таким образом, важна не только сама мера, не менее важно и то, как она реализуется.

Для нормального детского созревания естественно, что некоторые требования они выполняют неохотно и с определенным промедлением. Если попытаться поставить себя на место ребенка, то в большинстве случаев его досаду можно понять. Например, ребенок погружен в игру, а мать отправляет его спать. Малышу требуется время, чтобы расстаться со своей игрой и настроиться на сон. Отец едва ли будет реагировать по-другому, если он углубился в работу за своим компьютером, а мать зовет его к столу.

В случаях, когда никакие воспитательные меры действительно больше не помогают, родители и другие окружающие ребенка люди должны совместно задуматься над следующими вопросами:

— Соответствует ли вообще то поведение, которое мы хотим привить ребенку, уровню его развития и его индивидуальным особенностям? Не переоцениваем ли мы его возможностей? Не унижаем ли мы малыша, применяя свои воспитательные меры?

— Последовательна ли наша позиция как воспитателей? Какие предположения может делать ребенок в отношении принимаемых нами решений: считает он их осуществимыми или нет?

— Достаточно ли мы побуждаем ребенка к таким действиям, которые он может выполнить вполне самостоятельно и компетентно? Не слишком ли мы балуем его? Может быть, мы слишком часто вознаграждали его за послушание материально, и теперь своим непослушанием он пытается повысить цену? Нас легко провести или подкупить?

— Не пренебрегаем ли мы эмоциональным общением с ребенком? Ощущает ли он достаточно внимания и заботы с нашей стороны или думает, что не нужен нам? Не чувствует ли он себя отвергнутым, когда не может выполнить наши требования? Может быть, он хочет нам показать, что ему не хватает нашей любви? Может быть, негативное внимание для него лучше, чем вообще никакого, и он намеренно раздражает нас своими злыми выходками?

— Не берет ли ребенок пример с нас самих? Возможно, именно поэтому он не понимает, почему мы запрещаем ему вести себя таким образом?

— Наконец, родители всегда должны помнить о том, что все принимаемые ими меры оказывают на детей долгосрочное воздействие, в том числе влияют на их будущее родительское поведение. Поступки взрослых всегда служат детям примером для подражания. Какого воспитания желали бы родители для своих внуков?

Материал подготовил детский психолог Иволгина Н.А.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *