Обман чувств

Обман чувств подразделяется на галлюцинации и иллюзии. Галлюцинацией называют ощущение, которое возникает без соответственного внешнего раздражения, а иллюзией – ошибочное толкование внешнего впечатления. Все моменты, которые нарушают питание головного мозга, могут дать повод к развитию обманов чувств: острые и хронические болезни, анемия, временное переутомление и стойкое истощение. Влияние всех этих факторов усиливается при добровольном или вынужденном одиночестве, при отсутствии нормальных и привычных внешних раздражителей, при сосредоточении мыслей в определенном направлении и пр.

Хотя иллюзии принадлежат к ненормальным явлениям, однако их нельзя считать при всех условиях болезненным симптомом, так как у душевно здорового человека тоже может возникнуть иллюзия вследствие ошибочного истолкования внешнего впечатления. В основе галлюцинаций лежат, напротив, процессы возбуждения, которые возникают в самой коре головного мозга и воспринимаются, как ощущения внешних раздражений.

Страдающий галлюцинациями отчетливо видит людей и предметы, ясно видит, как они стоят перед ним и двигаются, слышит голоса и другие звуки, между тем как здоровый человек не находит никакой реальной основы для всех этих ощущений. Так, говорят о галлюцинации, если в присутствии врача больной при делирии видит, как мыши бегают по полу, по постели и стенам комнаты, и тому подобное. Напротив, говорят об иллюзии, если кто-нибудь принимает дерево за человека, висящее полотенце за привидение, шум падающих капель за звуки приближающихся шагов или за человеческие голоса.

Причины возникновения и симптомы

• Иллюзии

Иллюзия возникает благодаря извращенному восприятию существующих в действительности явлений; так, простые шумы принимаются за слова и разговоры. Как у здоровых, так и у больных иллюзии встречаются в сфере всех чувств. Но так как в сфере низших чувств (осязание, вкус, обоняние) трудно судить объективно о качестве внешнего раздражения, а также с уверенностью исключить вызванное внешними причинами раздражение, то иногда трудно доказать тут наличие иллюзии и часто нет возможности провести строгой границы между иллюзиями и галлюцинациями.

К иллюзиям ведут уже ошибки, зависящие от неопределенности и неполноты внешних впечатлений; душевно здоровый человек быстро, однако, замечает и исправляет такую ошибку, так как он проверяет свои суждения, сосредоточивая внимание и напрягая соответственный орган чувства или прибегая к помощи других чувств. Так, мы непроизвольно внимательнее рассматриваем тот предмет, который вызвал обман зрения, или при недостаточном освещении стараемся путем осязания дополнить зрительное впечатление. Нередко также мы пользуемся слухом для проверки зрительного впечатления и, наоборот, зрением для контроля слуховых впечатлений. Если в темноте нам кажется, что приближается автомобиль, то мы прислушиваемся к шуму, который должны производить колеса и двигатель; с другой стороны, мы внимательно осматриваемся, если нам слышится какой-нибудь шум.

В основе более стойких иллюзий лежит либо недостаточность сведений о внешнем мире (ребенок протягивает руку к луне, думая, что она находится на близком расстоянии), либо отсутствие критики и предвзятое мнение (суеверный повсюду видит привидения), либо преобладание одного определенного аффекта, особенно при напряженном ожидании, либо помрачение сознания (при опьянении, лихорадке). Но и без помрачения сознания иллюзии могут возникнуть под влиянием некоторых, описываемых ниже физических состояний организма.

Очень часто мы ошибаемся при передаче того, что мы слышали; этим объясняется удивительная разница во мнениях различных лиц относительно содержания одного и того же разговора, что особенно ясно бросается в глаза в показаниях свидетелей на суде.

В таких случаях говорят также об «иллюзиях памяти». Если подобные иллюзии встречаются уже у совершенно здорового человека под влиянием какого-либо аффекта или одностороннего направления мыслей, то тем легче они могут возникнуть при нарушении функции головного мозга вследствие утомления, болезни и т. д.

Иллюзии становятся патологическим явлением лишь в том случае, если больному не удается отрешиться от своего заблуждения, если он вовсе даже не старается исправить ошибку и отвергает в этом отношении все доводы окружающих лиц. Так, например, несмотря на увещания, душевнобольной упорно принимает какие-нибудь шумы за шаги его преследователей, считает цветочные клумбы могилами, с возмущением отказывается от говядины, принимая ее за человеческое мясо, а в движениях и шумах, возникающих в желудке после еды, видит проявления жизни съеденных им рыб, которые умышленно были поданы на обед живыми.

• Галлюцинации

Галлюцинации всегда являются продуктом раздражения мозговой коры, которое вызывает образ воспоминания, связанный с раньше случавшимся возбуждением сенсорной сферы; в основе этого возбуждения лежали либо реальные объекты, либо картины, порожденные фантазией; независимо от внешнего мира образ воспоминания получает в сознании больного характер нового и самостоятельного впечатления. Поэтому в происхождении галлюцинаций воспоминание играет еще гораздо более существенную роль, чем при иллюзиях. Галлюцинации можно охарактеризовать как своеобразные представления, картины, которые воспроизводятся памятью, подобно тому, как это совершается во сне; галлюцинирующий субъект видит сон в бодрствующем состоянии.

В происхождении галлюцинаторных ощущений чувства не играют никакой роли: они не вызывают и не задерживают галлюцинаторных процессов. Галлюцинации могут возникнуть как при ярко освещенной окружающей обстановке, так и в темноте. Иногда даже при полной утрате зрения и слуха больные испытывают галлюцинаторные ощущения в области этих чувств.

С другой стороны, встречаются случаи, когда больные вполне критически относятся к своим галлюцинациям, подобно тому, как человек более высокого душевного развития критически относится к иллюзиям, которые возникают у него при временном психическом недомогании.

Различают слуховые, зрительные, осязательные, обонятельные и вкусовые галлюцинации; порядок, в котором перечислены эти формы галлюцинаций, соответствует их относительной частоте. Зрительные галлюцинации отличаются более или менее ясными формами и красками; они либо обладают пластичностью, либо галлюцинаторные образы лежат в одной плоскости, наподобие картины. Слуховые галлюцинации воспроизводят с большей или меньшей ясностью и силой шумы и мелодии, а еще чаще знакомые или чужие голоса. Большей частью больной слышит угрозы, брань и оскорбительные речи, реже ободряющие слова и радостные «небесные» откровения. Нередко одновременно наблюдаются галлюцинации в области нескольких чувств; очень часто встречается сочетание слуховых и зрительных галлюцинаций, затем слуховые, осязательные галлюцинации и, наконец, сочетание обонятельных и вкусовых галлюцинаций. Сравнительно редко галлюцинации распространяются на все чувства; в этом случае обманы чувств настолько поглощают больного, что он представляет картину непрерывного бреда.

Если обманы чувств распространяются на несколько чувств, то исправление ошибочных ощущений все более затрудняется, а для душевнобольного становится почти невозможным. Поэтому при различных душевных расстройствах иллюзии и галлюцинации встречаются очень часто и нередко являются первыми признаками заболевания. Иногда галлюцинации у душевнобольных развиваются из простых иллюзий, в основе которых лежат ошибки со стороны органов чувств, недостаточно ясное восприятие внешних раздражителей и обусловленная этим слишком широкая возможность толкования ощущений.

Так как сам душевнобольной принимает галлюцинации за реальные впечатления и даже иногда придает им больше значения, чем нормальным ощущениям, то никогда нельзя заранее предвидеть все те поступки, которые может совершить больной под влиянием галлюцинаций. Быстрое и категорическое признание ложных образов за действительность во многих случаях объясняется их соответствием содержанию представлений больного, причем огромная убедительная сила обманов чувств часто толкает больного на бессмысленные и опасные поступки.

В некоторых случаях обманы чувств подчиняются критике, которая исправляет ошибку сразу или, по крайней мере, вскоре; однако такие случаи встречаются сравнительно редко и наблюдаются почти исключительно при временном истощении нервной системы.

В других случаях, особенно в бредовом состоянии при отравлениях, сильной лихорадке и т. д., галлюцинации не могут упрочиться в сфере представлений вследствие их быстрой смены; по окончании болезни они, подобно сновидениям, либо забываются, либо остаются в памяти в качестве ложных впечатлений, не оказывая определенного влияния на содержание мыслей.

Случается также, что тот или другой обман чувства существует в изолированном виде в течение продолжительного времени, подобно действительному ощущению, и обусловливает развитие бредовых представлений. Кроме того, твердая уверенность душевнобольного в действительности его ощущений и полная неспособность проверить их ведут к бессмысленным попыткам истолковать галлюцинации. Постепенно галлюцинации так тесно сливаются с этими попытками толкования, что их не удается отделить друг от друга. Таким образом, не только галлюцинации, но также иллюзии посредством попыток толкования становятся источником бредовых идей (так, например, мнимый острый вкус пищи дает повод к развитию бреда о попытках отравления).

Образование бредовых идей и систематизированного бреда под влиянием галлюцинаций может в свою очередь привести к настолько живым аффектам (страх, гнев и др.), что уже в силу этой возможности больной становится опасным для окружающих.

Обманы чувств, которые встречаются в нормальной жизни, принадлежат преимущественно к числу иллюзий. Вообще же галлюцинации главным образом наблюдаются при воспалительных заболеваниях головного мозга и его оболочек и при других заболеваниях, сопровождающихся нарушением питания или ненормальным раздражением головного мозга. При некоторых формах душевного расстройства, а именно при аменции и алкогольных психозах, галлюцинации накладывают характерный отпечаток на всю картину болезни. Нередко галлюцинации наблюдаются при эпилептических и истерических психозах, между тем как даже при тяжелой ипохондрии обычно встречаются только иллюзии. При депрессивном и круговом помешательстве никогда не бывает галлюцинаций, между тем как при чистых маниакальных состояниях они наблюдаются очень редко, главным образом только при так называемой бредовой мании. При прогрессивном параличе можно принять за галлюцинации внезапные выдумки и представления о приятных и неприятных событиях; эти представления отличаются такой живостью, что больной впоследствии считает их своими переживаниями. Если больной рассказывает, что его постоянно посещают красивые девушки, то это еще не значит, что он должен был их видеть; следуя своей склонности к хвастливым фантазиям, больной в данном случае говорит лишь о своей притягательной силе в отношении женского пола точно так же, как он говорит о своих колоссальных богатствах и неизмеримо высоком положении. Чаще, чем при прогрессивном параличе, галлюцинации встречаются при старческом слабоумии и при состояниях психической слабости, сопутствующих органическим заболеваниям головного мозга, причем в этих случаях нередко галлюцинации обнаруживают особенности, напоминающие алкогольные психозы.

Диагностика и лечение

Диагностика обманов чувств, в общем, не представляет затруднений. Во многих случаях больной прямо сообщает об ощущениях, которые кроме него никто не испытывает; в других случаях косвенным путем в разговоре больной выдает свои обманы чувств. Часто можно судить о галлюцинациях по поведению больных, по принимаемым ими позам, по поступкам. Во многих случаях больные стараются скрыть свои галлюцинации (отчасти вследствие бредовых идей); они не только сами ничего не сообщают о галлюцинациях, но и при расспросе отрицают их и нередко дают очень искусные объяснения своим странным поступкам, вызванным на самом деле галлюцинациями. В таких случаях требуется продолжительное и тщательное наблюдение, чтобы, на основании поведения больного, с уверенностью сделать заключение о наличии обманов чувств.

Во всяком случае ни характер обманов чувств, ни сочетание их, ни способ выработки из них путем толкования бредовых представлений не составляют сами по себе признаков, характерных для определенной формы болезни. Поэтому прогноз и лечение обманов чувств всецело зависят от основной болезни, вызвавшей этот симптом.

Информация, представленная в данной статье, предназначена исключительно для ознакомления и не может заменить профессиональную консультацию и квалифицированную медицинскую помощь. При малейшем подозрении о наличии данного заболевания обязательно проконсультируйтесь с врачом!
Обман чувств

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о