Суицидальные действия

Суицидальные действия — это фаза проработки технических деталей и активных приготовлений к осуществлению задуманного самоубийства. При неврозах и расстройствах личности суицидальные действия встречается часто, а при психозах – еще чаще. Но суициды и суицидальные попытки встречаются не только у психически больных, но и у соматически больных и у других людей в кризисных ситуациях.

Мотивация

Суицидальным является человек, когда он из непереносимой и неразрешимой ситуации видит единственный выход в лишении себя жизни.

Побудительным мотивом к суицидальным действиям служит разочарование, особенно в межчеловеческих отношениях, и страх, особенно перед опасностью, перед установлением виновности, развитием психоза, потерей престижа, перед обесцениванием в глазах других то ли по причине виновности, то ли по причине недооценки. Общим для всех суицидальных ситуаций является чувство безнадежности.

Часто встречаются реакции короткого замыкания, при которых больные не задумываются над возможностью последующего преодоления или приспособления к жизни. Чаще всего промежуток между зарождением мысли о суициде и ее реализацией составляет менее одного дня, между решением и действием – меньше чем полдня. Более длительное намерение коррелирует со старательной подготовкой и тщательным поведением (иногда несколькими методами), однако чаще суицидальные попытки совершаются без четкого плана, так что во многих случаях возможно и даже вероятно спасение. Отмечается немало случаев поисков помощи сразу после суицидальной попытки, особенно после приема снотворных таблеток.

Детские суициды встречаются, хотя и редко, уже с 7 лет. Они совершенно неожиданны и их осуществление происходит часто неадекватно. Как правило, определяется мгновенный неглубокий гнев или разочарование, длительно сохраняющееся опасение или убеждение, что родители и остальные его не понимают, соперничающие с ним братья и сестры его обделяют или что-либо подобное. Часто здесь нельзя отличить суициды от несчастных случаев. У детей и подростков имеется опасность неудачного осуществления мнимой суицидальной попытки, так как из попытки происходит действительный суицид.

Поскольку дети примерно в 6-7 лет начинают осознавать неизбежность смерти и могут видеть перспективу, то о суицидальных действиях можно говорить с этого возраста. Уже к этому возрасту высказываемые угрозы у ребенка не имеют обычно тенденции к реализации, а показывают, что ребенок несчастен и требует к себе внимания. Суицидальные попытки в препубертате и пубертате, особенно у девочек, наряду с необходимостью помощи часто сигнализируют о специфических проблемах в поисках своего «Я».

Вникая глубже в мотивацию суицидов, выявляют агрессивность против обстоятельств, судьбы и опекунов. Еще более очевидна аутоагрессивность суицидального поведения, особенно если за отчаянием и безнадежностью стоят сомнение в себе и чувство вины. Суицид представляется бегством от непереносимой реальности и ускользанием от бесперспективного будущего. Он может также служить и зовом о помощи, и призывом к окружающим, и стремлением чего-то достичь и добиться, посрамить других, кому-то отомстить или попугать и встревожить. В этом снова проявляется агрессивность.

Итак, имеются разные мотивы, которые пересекаются. Суицидальность может быть одновременно саморазрушительной и тенденциозной, направленной против себя и против других, поднимающей шум и очень серьезной. От суицидальности нечетко отличается парасуицидальность.

Суждение об опасности суицида принадлежит к самой тяжелой и ответственной задаче. О повышенной опасности суицида говорят резкий страх, длительная и тяжелая депрессия, чувство вины и самообвинения, горькие сетования о бессмысленности жизни, а также сильная латентная агрессивность, которая не достигает своих целей; далее – предыдущие суицидальные попытки больного или суициды в семье или ближнем окружении.

Многие суицидальные действия проявляются в конкретной подготовке и высказываниях больного. Некоторые больные как бы вскользь говорят о смысле жизни или о бессмысленности суицида и уводят таким способом от своих действительных замыслов. Чем менее депрессивным и более благоразумным кажется больной, который говорит о неприятии суицида, тем более высок риск серьезного суицида. Когда уже принято решение о суициде, многие больные действуют почти с облегчением; это изменение настроения только кажется парадоксальным, поскольку больной после длительных и мучительных колебаний воспринимает свое решение как освобождение, а суицид – как выход из положения.

Терапия

После лечения непосредственных последствий суицидальной попытки (в основном дезинтоксикация или оперативное вмешательство) в каждом случае следует привлекать психиатра, чтобы проводить лечение суицидальности или лежащего в ее основе психического заболевания.

В острых ситуациях и при сохраняющейся суицидальности необходимо стационарное психиатрическое лечение (ни в коем случае в строго закрытом отделении), чтобы больного успокоить, а также облегчить регрессию симптомов. В этой ситуации психофармакологические средства имеют два показания: лечение основного заболевания (например, аффективного психоза или шизофрении) и борьба с сохраняющейся опасностью суицида. Эти средства не могут влиять непосредственно на суицидальность; больные часто указывают, что лекарства не устраняют их проблемы и не стимулируют волю к жизни. Поэтому лекарства могут быть полезны при кратковременном применении, пока у больного не наступит расслабление и пока он не поймет, что со своей ситуацией в состоянии справиться сам. Поэтому многие больные считают, что медикаменты спасают им жизнь. Обычно применяются транквилизаторы, при психозах показаны нейролептики и антидепрессанты. Однако не каждый суицидальный пациент нуждается в лекарствах.

Психотерапия необходима в каждом случае, часто на длительный срок. Для этого не всегда показано пребывание в стационаре, но лечение должно быть специализированным: на практике это должна быть амбулатория или особое отделение для подверженных суицидам. С родственниками надо искать контакт не только в целях дополнительной помощи больному, но и ради них самих, поскольку они могут проявлять самоупреки и также нуждаться в помощи.

Профилактика

Конфликтные ситуации и реакции короткого замыкания так часты и так трудно предсказуемы, что первичная профилактика суицидальных действий вряд ли возможна. Опасности суицида нужно выявлять скорее вторичной профилактикой и вовремя вмешиваться.

Группа риска суицида: холостяки или люди, изолированные по другим причинам, люди в ситуации развода и социальной нужды, беженцы и другие изгнанники, преследуемые по религиозным и политическим мотивам, неизлечимо больные и наркоманы, многие криминальные лица.

В каждом конкретном случае необходимо выяснить психосоциальную ситуацию перед суицидальными действиями. Пресуицидальный синдром состоит из сужения поля душевной жизни, подавленной агрессивности и аутоагрессивности, ослабления духовных сил и сексуальных стремлений, а также из фантазирования о смерти. При этих признаках в основе лежит депрессивная симптоматика. Лучше, чем врачам, пресуицидальные лица раскрываются духовникам, воспитателям и родственникам со сходными профессиями, а также телефонам доверия и группам добровольной помощи.

После суицидальной попытки и непосредственной психотерапевтической помощи необходимо предпринять меры, чтобы устранить неблагоприятное течение процесса и редуцировать риск повторного суицида (третичная профилактика). У этих людей риск суицида статистически выше, чем у других. Как правило, необходима длительная психотерапия. Отдаленные катамнезы показывают, что после суицидальной попытки (или нескольких) завершенный суицид редок.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *