Неврастения

Неврастения принадлежит к функциональным неврозам, т. е. к тем болезням нервной системы, которые имеют в основе не макроскопически или микроскопически определимое изменение нервной ткани, а расстройство ее функции. Неврастения может рассматриваться как общий функциональный невроз, так как, за очень редкими исключениями, существующие в частном случае явления, по их сущности и комбинации, указывают на заболевание различных отделов нервной системы. Для большинства случаев характерен также хронический характер болезни.

Причины возникновения

В то время, когда термин неврастения появился вообще, его авторы сообщили, что это заболевание появляется в результате истощения «нервных ресурсов» определенного человека. Поэтому неврастения развивается, когда нервная система подвергается чрезмерной нагрузке, например, связанной с выполняемыми обязанностями или переживанием хронического, значительного стресса.

Также на развитие неврастении влияют и чрезмерные физические нагрузки, курение, алкоголизм, инфекционные заболевания, эндокринные расстройства, плохое питание и др.

Неврастения чаще всего диагностируется у пациентов в возрасте от 20 до 55 лет. Характерен также тот факт, что заболевание чаще развивается у людей, занимающих высокие должности на работе, и оно чаще встречается у людей с высшим образованием.

Симптомы неврастении

• Расстройства в душевной сфере

Наиболее характерное расстройство в душевной сфере при неврастении представляет болезненная возбудимость (в узком смысле слова). Больные при малейших поводах приходят в состояние очень сильного и длительного раздражения. В большинстве случаев длительность раздражения еще более бросается в глаза, чем интенсивность его; поэтому сильные вспышки гнева наблюдаются сравнительно не часто, а больные скорее жалуются на то, что они не могут отделаться от раздражения, потому что не смогли сразу же дать выйти негативным эмоциям.

Очень характерна для неврастенической раздражительности ее громадная тенденция к иррадиации. Ничтожный повод вызывает не только сильное раздражение, но отрицательный чувственный тон последнего передается в смысле иррадиации на целый ряд ощущений и представлений, не имеющих никакого отношения к данному поводу. Такие иррадиации встречаются и у здорового человека, но у неврастеников они являются патологическими, потому что они, с одной стороны, ограничиваются определенным отрицательным чувственным тоном раздражения и, с другой стороны, проявляются по отношению к этому чувственному тону в совершенно ненормальной степени.

Гораздо меньшую роль играет в клинической картине неврастении болезненное угнетение. Неврастеник в очень многих случаях угнетен лишь постольку, поскольку это оправдывается, по крайней мере субъективно, существующими у него тяжелыми болезненными явлениями. Угнетение это само по себе нельзя считать патологическим. Оно возникает совершенно нормальным образом, как следствие действительных расстройств, испытываемых больным.

В некоторых случаях наблюдается также болезненная апатия.

Очень часто встречаются у неврастеников патологические аффекты страха. От меланхолических аффектов страха они отличаются уже тем, что не возникают на почве постоянного угнетения. Они могут проявляться в любое время дня. Временами они могут быть столь многочисленными, что больной жалуется на почти постоянный страх. При этом другие явления могут настолько отступать на задний план, что можно говорить о «неврастеническом фобическом неврозе». В некоторых случаях аффекты страха появляются только с промежутками в несколько лет, довольно часто их совсем не бывает. Какого-либо повода для отдельного приступа нельзя констатировать. Продолжительность отдельного приступа колеблется от нескольких минут до нескольких часов. В сравнении с меланхолическим аффектом страха он сравнительно реже сопровождается чувством тоски. Нередко чувство страха связано с неприятным ощущением в голове. Всегда наблюдаются характерные сопутствующие вазомоторные явления. Иногда чувство страха сопровождается тошнотой, вздутием желудка или поносом. Часто после аффекта страха бывают ипохондрические или навязчивые представления или даже мысли о самоубийстве.

Помимо этих аффектов страха у неврастеников замечается часто боязливость, большей частью находящаяся в связи с определенными ощущениями. Сюда относится чрезмерный страх перед грозой, перед темнотой, насекомыми, змеями и пр., перед лицами другого пола и т. п.

• Расстройства в сфере ощущений

Интенсивность ощущения бывает нередко ненормально большой в сфере отдельных органов чувств. Порог раздражения у неврастеников приблизительно нормален, но за порогом раздражения интенсивность ощущения иногда нарастает ненормально быстро. В некоторых случаях существует, следовательно, настоящая гиперестезия.

Гиперестезия бывает связана и с гипералгезией. Раздражения, которые у здорового человека не вызывают никакого ощущения боли или лишь незначительное, являются у неврастеника очень болезненными. Зачастую находят также заметную гипералгезию без значительной гиперестезии.

Как гиперестезия, так и гипералгезия могут распространяться одинаково на все органы чувств; чаще, однако, они бывают выражены преимущественно в сфере какого-нибудь одного органа чувства. Чаще всего встречаются гиперестезия и гипералгезия в сфере органа слуха. Многим неврастеникам уже слабые шумы или звуки кажутся громкими, причем они бывают связаны с неприятными ощущениями. Для подобных больных иногда любой разговор является мучительным, потому что каждое сказанное им слово «громко отдается в голове». Несколько реже наблюдаются гиперестезия и гипералгезия в сфере органа зрения (гиперестезия сетчатки). В подобных случаях обычный свет кажется больным ярким и ослепительным. Они избегают освещенных солнцем улиц; ярко освещенные, белые поверхности им невыносимы. Некоторые больные прибегают к темным очкам, другие чувствуют себя хорошо только тогда, когда окна полностью завешены, и т. п.

Гиперестезия и гипералгезия кожи представляет также довольно частое явление. Большей частью они замечаются только для тактильных и термических раздражений, иногда только для первых, редко для последних, в очень редких случаях только для тепла или только для холода. Почти всегда гиперестезия и гипералгезия кожи распространяются на всю поверхность тела. Существование или преобладание их на одной половине тела наблюдается только при переходной форме между истерией и неврастенией, но никогда при типичной неврастении. Напротив, иногда оказывается, что гиперестезия бывает исключительно или преимущественно на некоторых частях тела, например, на волосистой части головы или на спине. Такие участки гиперестезии при чистой неврастении никогда не бывают резко отграничены; только при рефлекторной форме границы могут быть несколько более резкими.

В сфере зрения встречаются, помимо гиперестезии, еще и другие расстройства. Наибольшего внимания заслуживает концентрическое сужение поля зрения. Если исследовать поле зрения у неврастеника без всякой подготовки, то оно оказывается несколько суженным сравнительно с полем зрения у здорового человека.

Обычно концентрическое сужение поле зрения бывает приблизительно одинаково на обоих глазах. Кроме того чаще всего не замечается существенной разницы между степенью сужения носовой и височной части поля зрения. При злоупотреблении спиртными напитками или неумеренном курении носовая часть поля зрения бывает несколько сильнее сужена (легкие сопутствующие органические изменения). Поле зрения сужено не только для белого цвета, но и для других цветов, обычно в одинаковой степени для всех последних. Неодинаковое сужение поле зрения для отдельных цветов, например, более сильное сужение для синего, нежели для красного цвета, наблюдается редко.

Часто приходится наблюдать вместе с концентрическим сужением поля или вместо него туманность зрения и мимолетные скотомы. Первое явление часто обозначается больными так же, как мелькание перед глазами. Оба эти явления объясняются, вероятно, совершенно так же, как сужение поля зрения.

При неврастении встречается и снижение центральной остроты зрения.

Иногда у неврастеников встречаются различные субъективные ощущения, т. е. не вызванные внешними раздражениями. Так, например, они жалуются иногда на искры в глазах и подобные световые явления. Мерцательная скотома бывает только при осложнении мигренью. Очень редко наблюдается эритропсия и ксантопсия. Часто неврастеники жалуются на шум и звон в ушах. Иногда явление это объясняется хроническим воспалением среднего уха, в других случаях имеется дело с ненормально сильным ощущением сосудистых шумов. В последнем случае шум совпадает с ударами сердца. Часто шум ощущается не в ушах, а во всей голове. Очень редко наблюдаются субъективные обонятельные ощущения. Напротив субъективные вкусовые ощущения встречаются довольно часто; в особенности больные нередко жалуются на «жгучий» или «металлический» вкус во рту. Сюда относятся и неприятные вкусовые ощущения, которые бывают часто при сильно обложенном языке.

Очень частое явление представляют парестезии кожи, например, чувство ползания мурашек, онемение и т. п. В особенности больные жалуются на подобные парестезии в 4-м и 5-м пальцах рук. Иногда парестезии бывают в симметрических местах на обеих сторонах тела, иногда, наоборот, они преобладают на одной стороне; редко они ограничиваются одной конечностью. Иногда они бывают также в затылке, на лбу, редко на языке. Часто в происхождении их играют роль расстройства кровообращения, но в некоторых случаях нельзя констатировать никаких расстройств кровообращения. Парестезии появляются то совершенно самостоятельно, то при каком-либо давлении. Редко наблюдается неврастенический зуд (например, в половых частях, во лбу).

Сложные обманы чувств не свойственны неврастении. Только так называемые гипнагогические видения, бывающие и у многих здоровых лиц, встречаются очень часто у некоторых неврастеников. Больной видит при закрытых глазах, особенно перед засыпанием, различные ясные или неясные фигуры (круги, лица и т. п.).

Кроме указанных ненормальных ощущений у неврастеников могут наблюдаться еще многие другие, из которых некоторые бывают мышечного происхождения. Сюда нужно отнести особенно своеобразное ощущение тяжести в конечностях, которое только в редких случаях отсутствует при неврастении. Оно наблюдается в обеих ногах одинаково; в руках оно часто выражено сильнее в правой, чем в левой руке. Очень часто неврастеники жалуются также на ощущение тяжести в плечах и в спине. Несколько реже наблюдается при неврастении чувство ненормального напряжения, преимущественно в основании черепа, в груди, шее и талии.

Одно из самых частых явлений у неврастеников представляет так называемое давление в голове. Оно существует то постоянно, то появляется лишь временами, притом либо без всякой причины, либо после легкого умственного или физического напряжения или после душевного волнения. Чаще всего оно ощущается во лбу, иногда также в темени, в висках или в затылке и в задней части шеи.

Почти всегда у неврастеников бывают самопроизвольные боли в том или другом месте. Чаще всего наблюдается общая головная боль, нередко связанная с чувством давления в голове, от которого ее зачастую нельзя отличить. Зачастую она существует не постоянно и бывает не особенно сильной. Мучительный характер ее зависит от сочетания с чувством давления в голове. Нередко при неврастении бывает также настоящая мигрень, хотя и не так часто, как это наблюдается при истерии.

Очень часто у неврастеников бывают также глубокие боли в спине, большею частью в связи с чувством давления и напряжения; гораздо реже они встречаются в конечностях. У женщин, реже у мужчин, бывает иногда сильная боль в копчике. Висцеральные боли встречаются при типичной неврастении не особенно часто; сравнительно чаще всего больные жалуются на боли в сердце, в желудке или в яичках. В общем, локализация болей обыкновенно очень изменчива. Чрезвычайно редко бывают стреляющие боли.

Кроме глубоких болей встречаются и более поверхностные. Многие неврастеники жалуются на чувство жжения в коже, чаще всего в области темени, в спине, в кончиках пальцев, в промежности, наружных половых частях или в области сердца. Сравнительно реже бывают поверхностные боли на лице в области тройничного нерва. Больные в таких случаях заявляют, что у них такое чувство, как будто кожа на болезненном месте изъязвлена. Иногда болезненный участок резко отграничен, иногда нет. Область его никогда не совпадает с областью распределения определенного нерва или заднего корешка.

Остается еще указать на бывающие у неврастеников болевые точки, на месте которых глубокое давление вызывает сильную боль. Они могут соответствовать участку с гиперестезией или гипералгезией кожи, но гораздо чаще они существуют совершенно независимо от кожной гиперестезии и гипералгезии. Зато они часто соответствуют местам самопроизвольной боли. Чаще всего у неврастеников встречаются следующие болевые точки:

• Височная точка – над скуловой дугой.

• Надглазничная точка – на месте надглазничной вырезки.

• Подглазничная точка – на месте подглазничного отверстия.

• Затылочная точка – у заднего края сосцевидного отростка.

• Болевые точки в области черепных швов. Они простираются иногда на весь шов, иногда же ограничиваются только одной точкой шва.

• Болевые точки в области остистых отростков позвонков. Они встречаются очень часто. При исследовании надо иметь в виду, что остистые отростки грудных позвонков в межлопаточной области бывают и у здоровых несколько чувствительнее, чем другие. Очень редко у неврастеников бывают чрезвычайно чувствительны при давлении все остистые отростки. Как правило, чувствительность при давлении ограничивается только некоторыми позвонками. Особенно часто бывают чувствительны при давлении остистые отростки 2-го и 5-7-го шейных позвонков и 4-8-го грудных позвонков. В течение болезни чувствительность в области одних остистых отростков может замениться чувствительностью в области других. Иногда поперечные отростки (например, шейных позвонков) также бывают чувствительны при давлении.

• Межреберные болевые точки. Редко бывает чувствительно давление на сам ствол межреберного нерва, чаще ощущается боль при давлении на середину межреберного промежутка. Обычно болевая точка расположена в передней части межреберья.

• Надключичная точка, соответствующая часто приблизительно положению шейного сплетения.

• Надчревная точка – непосредственно под мечевидным отростком грудины.

• Паховая точка, расположенная в паховом сгибе, то более кнаружи, то более кнутри.

• Тестикулярная точка. Иногда бывает чувствительно при давлении все яичко, иногда же только ограниченная часть его.

• Расстройства в сфере представлений

Запас ранее приобретенных образов воспоминания или представлений при неврастении не страдает. Только когда при долголетнем существовании неврастении мысли больного все более и более сосредоточиваются на его телесном состоянии, наблюдается иногда убыль в представлениях. Явление это не имеет, однако, ничего общего с интеллектуальным дефектом при слабоумии, а объясняется просто полным отсутствием репродукции. Оно является, следовательно, совершенно естественным следствием ипохондрической концентрации больного.

Напротив, всегда существуют расстройства в отношении приобретения новых представлений. Во-первых, оно оказывается при неврастении во многих случаях ограниченным. Впечатления оставляют после себя часто образы воспоминания, которые бывают менее прочными, чем у здоровых. Это объясняется тем, что у многих неврастеников, вследствие односторонней концентрации всех помыслов на испытываемых ими болезненных ощущениях, восприятие всех прочих впечатлений бывает очень слабо; между тем такое восприятие (так называемый интерес), как известно, очень важно для прочности образов воспоминания. К этому присоединяется еще то, что связывание вновь приобретенных представлений с прежними представлениями, вследствие утомления ассоциации, не происходит и поэтому утрачивается дальнейший фактор для прочности образов воспоминания. Так называемая «забывчивость», на которую жалуются многие неврастеники, объясняется отчасти этим явлением.

С другой стороны при неврастении приходится иногда наблюдать, что после некоторых впечатлений остаются чрезвычайно живые образы воспоминания, которые целыми часами и днями преследуют больного и вытесняют все другие представления.

Скорость хода представлений бывает у многих неврастеников несколько понижена, т. е. часто существует легкое замедление мышления. Еще характернее то, что при более продолжительном исследовании это замедление очень быстро прогрессирует. Между тем как у здорового первоначально, благодаря упражнению, наступает значительное ускорение хода представлений, затем скорость в течение некоторого времени остается приблизительно одинаковой и только спустя долгое время постепенно убывает, у неврастеника ускорение в зависимости от упражнения бывает сравнительно кратковременным и незначительным, и скоро сменяется, вследствие утомления, замедлением, которое иногда быстро прогрессирует.

В общем утомлении ассоциации принимает участие и внимание, которое представляет собственно лишь особую форму и фазу ассоциации идей. Неврастенику всегда очень трудно сосредоточить свое внимание на одном каком-либо впечатлении или ряде впечатлений. Для этого требуется постоянное связывание представлений с данным впечатлением, что для неврастеника оказывается невозможным на более продолжительное время, вследствие наступающего у него утомления ассоциации. Этим объясняются постоянные жалобы больных на неспособность сосредоточиться.

Наряду с этой задержкой мышления наблюдается нередко другое, как будто противоположное явление, а именно быстрая смена мыслей, появляющаяся обычно приступами. Задержка мышления проявляется всегда, когда больному приходится проследить ряд представлений или умозаключений с каким-либо определенным содержанием; напротив, быстрая смена мыслей появляется в том случае, когда больной без цели и руководящей нити предается игре своих представлений. Поэтому она наблюдается преимущественно по ночам. Как правило, при этом имеется дело с бессвязными, иногда довольно яркими, частью искаженными, частью довольно верными образами воспоминания давно прошедших и более недавних событий (беспорядочные воспоминания), иногда же с совершенно бессмысленным рядом представлений в роде того, как это бывает при сновидениях.

Кроме болезненных изменений скорости ассоциации мыслей у неврастеников часто наблюдается и нарушение связи в ассоциации мыслей, т. е. легкая спутанность. В процессе нормального мышления всякое представление возникает по определенным законам. В частности существует, во-первых, всегда тесное ассоциативное сродство между каждыми двумя последовательными представлениями, во-вторых, некоторые преобладающие представления, так называемые целесоразмерные представления берут верх над многими членами ряда представлений и действуют определяющим образом. Оба эти момента в процессе ассоциации мыслей у неврастеников часто в большей или меньшей мере отсутствуют. Сами больные нередко жалуются на то, что мысли у них часто отклоняются в сторону, так что они не в состоянии проследить ход мыслей, что постоянно вторгаются побочные представления и т. п. Эта спутанность играет очень большую роль в общей неспособности сосредоточиться. При более продолжительной работе ассоциации она быстро нарастает.

Задержка мышления и спутанность значительно затрудняют также воспроизведение (репродукцию) какого-либо представления в определенный момент. Поэтому многие неврастеники жалуются на ослабление памяти или трудность воспоминания. И тут имеется дело не с утратой образов воспоминания, а с неспособностью репродукции в данный момент.

Ассоциация умозаключений у неврастеников бывает формально в очень многих случаях вполне нормальна. В других случаях появляются в связи с неврастенией ипохондрические нелепые представления или навязчивые представления. Форма неврастении, связанная с ипохондрическими нелепыми представлениями, называется также просто ипохондрической неврастенией. Связанная с навязчивыми представлениями форма носит название неврастении с навязчивыми представлениями.

Ипохондрические нелепые представления следует строго отличать от ипохондрических тревожных мыслей. Последние бывают иногда и у здоровых лиц при любой болезни, у одного чаще, упорнее и сильнее, у другого реже, мимолетнее и слабее. Ипохондрическая тревожная мысль становится ипохондрическим нелепым представлением лишь тогда, когда она находится в резком противоречии с действительными, субъективными и объективными симптомами, когда, несмотря на опровержение ее течением болезни, врачом и пр., она продолжает существовать и оказывает подавляющее влияние на помыслы, мысли и поступки больного. В виду разнообразия, неопределенности, упорного и тягостного характера неврастенических явлений становится понятным, что в очень многих случаях при неврастении возникают ипохондрические тревожные мысли, и что они иногда переходят в ипохондрические нелепые представления. Содержание последних находится в зависимости, с одной стороны, от самих неврастенических явлений, с другой стороны, от случайных событий в жизни больного. Иногда играет роль просто локализация симптомов; так, например, чувство давления в голове вызывает ипохондрическое представление о мозговой болезни, боль в спине – ипохондрическое представление о «сухотке спинного мозга», ненормальное ощущение в области сердца – представление о болезни сердца и т. п. Характер неврастенических ощущений также оказывает влияние, например, местная боль в темени вызывает представление о раке мозга, давление в голове, связанное с чувством распирания – представление о мозговой опухоли. Умственное утомление, в частности также расстройство репродукции, вызывает боязнь душевной болезни. Из случайных моментов большую роль играет чтение. Популярные медицинские книжки и газетные сообщения о том или другом случае болезни влияют на содержание ипохондрических представлений.

Часто больные не ограничиваются тем, что они толкуют свои нормальные и неврастенические ощущения с точки зрения своих ипохондрических представлений, а под влиянием последних ухудшаются и неврастенические ощущения, принимающие соответствующий ипохондрическим представлениям характер. Под влиянием этих представлений существенно изменяется и душевная жизнь неврастеника. Его помыслы сосредоточиваются уже совершенно односторонне на его болезни и болезненных симптомах. Благодаря этому эгоцентрическому и эгоистическому сужению душевной жизни утрачиваются научные, эстетические и социальные интересы, интерес к профессии, заработку, семье, и вместе с этим неврастеническая раздражительность все более и более сменяется патологической грустью. На первых порах больной, при надлежащем отвлечении внимания, может проявлять еще временно жизнерадостность, но в дальнейшем угнетенное состояние становится постоянным. Клиническая картина соответствует тогда во многих отношениях меланхолической разновидности неврастении. Наконец, именно при ипохондрической форме неврастении очень часто бывают и приступы страха. Они наступают то самостоятельно, то бывают вызваны внезапно возникающими ипохондрическими представлениями или неврастеническими ощущениями, которые толкуются больным с точки зрения его ипохондрических представлений.

Почти так же часто, как ипохондрические нелепые представления, бывают при неврастении навязчивые представления. Содержание их бывает чрезвычайно разнообразно. От нелепых представлений они отличаются главным образом тем, что больной сам хорошо сознает нелепость их содержания и их болезненный характер.

• Расстройства в сфере движений и в области поступков

Грубая мышечная сила

Настоящих параличей при неосложненной неврастении не бывает. Иногда грубая мышечная сила соответствует развитию мышц. Так как мышцы бывают часто слабо развиты, то, разумеется, и грубая сила бывает незначительна. Иногда мышечная сила – даже после продолжительного отдыха – не соответствует развитию мышц. Для определения мышечной силы лучше всего пользоваться динамометром, разумеется, с соблюдением необходимых предосторожностей.

Что касается обширности всех явлений утомления, то следует заметить, что в частном случае обычно участвуют не все мышцы в одинаковой степени, а преимущественно определенные группы мышц. Последние могут в течение болезни меняться, но иногда утомление появляется постоянно в одних и тех же мышцах. Чаще всего явления утомления бывают симметричны. В ногах утомление крайне редко замечается только в одной из них; несколько чаще наблюдается разница в руках, а именно утомление бывает чаще выражено сильнее в правой руке, что объясняется более сильным функционированием правой руки. Со стороны внутренних прямых мышц глаз довольно часто наблюдается утомление только соответствующей мышцы одного глаза.

Контрактур никогда не бывает. Точно так же нормальна электрическая возбудимость мышц, как при прямом, так и при непрямом раздражении фарадическим и гальваническим током.

Очень большое значение имеют неприятные субъективные ощущения, которыми сопровождается двигательное утомление у неврастеников. Они существенно (не исключительно) способствуют прогрессивному ослаблению функции. По словам больных, они выражаются то в мучительном ощущении тяжести или напряженности, то прямо в болях.

Координация

Атаксия периферического происхождения, т. е. зависящая от расстройств чувствительности, при неврастении не встречается. В тяжелых случаях, однако, приходится наблюдать атаксию, вероятно, кортикального происхождения, особенно после сильных телесных напряжений, голодания и т. п. В подобных случаях может замечаться легкая атаксия в руках и при попытке взять какой-либо предмет. Почерк может в чрезвычайно редких случаях симулировать даже табетическую атаксию. Иногда при писании наблюдаются такие же явления, как при писчей судороге. Они зависать частью от слабости вследствие утомления, частью от вызванного утомлением дрожания и расстройства координации. Нередко играют, кроме того, роль вызванные утомлением неприятные ощущения или боли в руке. Во многих случаях имеет также значение душевное волнение. Судорог в собственном смысле слова совершенно не бывает. В редких случаях наблюдается также слегка шаткая походка. Иногда расстройство походки может даже симулировать мозжечковую атаксию.

Иногда у неврастеников наблюдается также симптом Ромберга. В некоторых случаях он только симулируется дрожанием, вызванным утомлением, в других он зависит от чувства страха или головокружения.

Психогенная полная утрата определенных координированных движений, т. е. невозможность совершить определенное координированное движение в силу воображения, что оно невозможно, наблюдается при неврастении гораздо реже, чем при истерии. Внушаемость, а также самовнушаемость не повышены, как это бывает при истерии. Все-таки в очень редких случаях наблюдается психогенная абазия и астазия.

Поступки

Поступки неврастеников, при отсутствии резко выраженных ипохондрических представлений, обычно не обнаруживают чего-либо ненормального, за исключением обусловленного болезненной утомляемостью понижения работоспособности и энергии (неврастеническая абулия). Патологическая раздражительность ведет только иногда к столкновениям с окружающими или также к вспышкам гнева (особенно в семье). Чаще больной затаивает в себе свой гнев. Иногда он старается заглушить его курением или алкоголем. Вследствие сенсорной гиперестезии и утомляемости он часто старается избегать общества, посещения кинотеатров и т. п. Он часто уединяется, что до некоторой степени способствует возникновению ипохондрических представлений. Чтобы быть в состоянии работать, несмотря на утомление, неврастеник часто прибегает к средствам, способствующим ухудшению болезни, особенно к чрезмерному курению, употреблению крепкого чая или кофе.

Поведение неврастеника резко изменяется, когда окончательно берут верх ипохондрические представления. Он начинает постепенно все более и более пренебрегать своими обязанностями по отношению к семье, на работе и т. п. В итоге он утрачивает ко всему интерес и все помыслы его сводятся только к тому, чтобы уберечься от опасностей, которые чудятся ему в силу его ипохондрических представлений. Пути, к которым он прибегает для этого, зависят от случайных обстоятельств и от индивидуальности. Ипохондрический неврастеник не довольствуется одним врачом, а ищет совета, где только может. Редко он придерживается долго какого-либо одного способа лечения, так как терзающие его муки заставляют обращаться к новым врачам и искать новых способов лечения.

Вместе с тем он часто старается лечить сам себя. Вначале эта самопомощь держится в скромных пределах, в дальнейшем же она ведет в некоторых случаях к тому, что изменяется весь образ жизни больного. Он принимает всевозможные меры предосторожности против угрожающих ему опасностей и путем неправильного обобщения отдельных самонаблюдений вырабатывает себе сложную систему правил относительно того, что для него полезно и вредно. К этому присоединяется еще в этой стадии повышенная самовнушаемость. Само собой разумеется, что поведение больного бывает при этом в отдельных случаях различно. Многие неврастеники годами не покидают комнату, потому что они боятся, например, вредного влияния свежего воздуха; другие лежат годами в кровати (ипохондрическая атремия), так как опасаются, что при попытке встать и ходить с ними может случиться удар; некоторые избегают в особенности больших площадей из боязни, что в случае удара они окажутся лишенными помощи (ипохондрическая агорафобия) и т. п.

Вместе с ипохондрическими представлениями возникает и опасность самоубийства. Простой аффект страха у неврастеника очень редко ведет к попытке самоубийства, гораздо чаще это бывает при ипохондрическом аффекте страха или иногда также при ипохондрической идее без чувства страха. Эта склонность к самоубийству тем более опасна, что зачастую этому не предшествует постоянное угнетенное состояние, как это бывает при меланхолии; случается так, что неврастеник только что был необычайно весел в обществе, а час спустя, когда он находится один, им овладевают ипохондрические представления и страх, и он «пускает себе пулю в лоб». В особенности ипохондрический страх перед душевной болезнью побуждает неврастеников к попыткам самоубийства.

Существенно иным бывает поведение неврастеника, когда, вместо ипохондрических представлений, существуют навязчивые представления. Они часто побуждают к соответствующим поступкам, несмотря на существующее сознание болезни. Навязчивое представление и в особенности связанный с ним страх терзают больного до тех пор, пока он не поступит сообразно с навязчивым представлением. При клаустрофобии больной избегает закрытых помещений, при агорафобии он боится перейти через площадь, по крайней мере по диагонали и без сопровождения и т. д. Неврастеник с мизофобией целыми часами и днями занимается постоянной чисткой и дезинфекцией всех окружающих его предметов, он моет ежедневно бесконечное число раз свои руки, боязливо избегает прикосновения к чужим вещам; некоторые из таких больных постоянно носят перчатки. Точно так же больной с айхмофобией или пирофобией постоянно удостоверяется в том, не осталась ли где-нибудь лежать булавка или тлеющая спичка и т. п.

Расстройства сна

Расстройства сна встречаются у неврастеников очень часто и поэтому имеют важное значение. В отдельных случаях расстройство сна бывает весьма различным. Некоторые неврастеники жалуются главным образом на то, что они очень долго не могут заснуть; раз уснув, они спят довольно спокойно и долго. Другие, наоборот, быстро засыпают, но постоянно просыпаются и нередко не могут затем часами заснуть. В третьем ряде случаев бывает недостаточным особенно утренний сон; наконец иной раз сон бывает достаточно продолжительным, но не освежающим, так как он оказывается чутким и часто нарушается сновидениями, преимущественно неприятного и совершенно спутанного содержания. Зачастую больные жалуются на то, что они и во время сна никогда не теряют самосознания полностью и лежат как бы в полусне. Очень часто перечисленные расстройства различным образом комбинируются у одного и того же больного.

Нередко вообще нельзя найти никакой причины для бессонницы, в других случаях она зависит от того или другого неврастенического явления или от ряда их. Так, иногда больной не может заснуть вследствие совершенно неопределенного внутреннего возбуждения, реже вследствие аффектов страха. Очень часто причиной бывает гиперестезия слуха; достаточно уже ничтожного шума, чтобы больной не мог заснуть. Поэтому многие неврастеники не могут спать, если, например, кто-нибудь живет рядом с ними или над ними. Иногда больному мешают спать различные парестезии, в особенности также неприятное чувство, будто он проваливается в пропасть, витает в воздухе и т. п. Реже причиной бессонницы бывают неврастенические топалгии. Очень мешает ему внезапное непроизвольное содрогание туловища и конечностей, которое постоянно повторяется в момент засыпания. Из других причин бессонницы следует еще указать на ипохондрические и навязчивые представления, быструю смену мыслей, появляющуюся преимущественно по ночам, а также на различные вазомоторные, половые и диспепсические расстройства. Наконец, иногда больные просыпаются от страшных сновидений.

• Остальные расстройства

К остальным важным с клинической точки зрения расстройствам при неврастении относятся:

• расстройства рефлексов;

• сердечные расстройства – в виде тахикардии и брадикардии;

• дыхательные расстройства – в виде изменения ритма дыхания (как правило, в сторону его учащения);

• расстройства деятельности ЖКТ – в виде гиперсекреции желудочного сока и поносов;

• расстройства питания – в виде скачков массы тела;

• расстройства в половой сфере.

Лечение

В лечении неврастении, как и в случае других невротических расстройств, психотерапевтические взаимодействия играют фундаментальную роль. Пациентам можно посоветовать использовать различные виды психотерапии, например, в качестве примера можно привести когнитивно-поведенческую терапию. Течение неврастении может также улучшить присутствие физических упражнений, а также техники релаксации. Иногда, если образ жизни рассматривается как причины неврастении, пациентам рекомендуется изменить его (если это, конечно, возможно).

Что касается фармакологического лечения, то оно при неврастении используется редко. Некоторым пациентам могут быть назначены антидепрессанты, но это лечение применяется только к тем, у кого четко отмечены расстройства настроения.

Информация, представленная в данной статье, предназначена исключительно для ознакомления и не может заменить профессиональную консультацию и квалифицированную медицинскую помощь. При малейшем подозрении о наличии данного заболевания обязательно проконсультируйтесь с врачом!

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о