Полиневрит

Полиневрит – это заболевание неврологического спектра, характеризующееся одновременным и распространённым поражением периферических нервных стволов. В периферических при этом наблюдаются (в различных комбинациях) воспалительные и дегенеративные явления. В большинстве случаев при полиневрите имеется дело не с каким-либо самостоятельным заболеванием нервной системы, а с результатом общей интоксикации, аутоинтоксикации или инфекции.

Симптомы и признаки

Первые симптомы полиневрита состоят большей частью из болей и парестезий в дистальных отделах, часто в кончиках пальцев верхних и нижних конечностей, к этому присоединяются нарастающие параличи и расстройства чувствительности.

Параличи при полиневритах характерны тем, что они, как правило, предпочитают дистальную локализацию: парализуются пальцы верхних и нижних конечностей, кисти и стопы. В более тяжёлых случаях параличи распространяются и дальше в проксимальном направлении, расстраивается подвижность предплечья, плеча, голени, бёдер. Однако в этих мышечных группах паралич редко бывает полным. Таким образом, до полной тетраплегии здесь дело почти никогда не доходит. Нередко, в более слабо развитых случаях полиневрита, и в дистальных отделах конечностей наблюдаются не настоящие параличи, а лишь парезы.

При не особенно глубоких полиневритах ещё возможна ходьба, она носит тогда характер так называемой паретической походки; нередко вследствие паралича разгибателей стоп последние пассивно свешиваются книзу; чтобы не зацепиться носком, больной при ходьбе должен в таких случаях высоко приподнимать колени (так называемая «петушиная походка»). При более глубоко развитых параличах походка делается невозможной, и больной вынужден лежать в постели.

В подавляющем большинстве случаев данные параличи характеризуются весьма выраженной симметричностью в своей локализации. Если на фоне диффузного поражения всех нервных стволов конечностей выступает особенно резко поражение одного какого-либо нерва (например, radialis, ulnaris или medianus), эта особенность весьма часто может быть установлена в совершенно стереотипной форме на обеих руках.

Наряду с этим преимущественным участием длинных нервов конечностей черепные нервы в значительной степени щадятся большинством полиневритических процессов. Однако это сохранение функций черепных нервов наблюдается далеко не всегда. Полиневриты могут сопровождаться изредка параличом лицевого нерва (иногда даже наблюдается diplegia facialis), чаще – нервов, движущих глазными яблоками. Участие блуждающего нерва является даже довольно типичным симптомом полиневрита, и здесь всегда следует обращать большое внимание на состояние пульса.

Зрачки при полиневритах по большей части не изменены; световая и аккомодационная реакции сохранены (исключение: ядерные параличи внутриглазной мускулатуры при алкогольном и параличи аккомодации при дифтерийном полиневритах); иногда наблюдается нистагм. Речь, жевание, глотание не расстроены (исключение – паралич мягкого неба при дифтерийном полиневрите). Нарушение функций сфинктеров наблюдается лишь в редких случаях и непродолжительное время.

Мускулатура туловища по большей части не вовлекается в страдание. Исключением является n. phrenicus, при поражении которого развивается парез или паралич диафрагмы. Это поражение phrenici, точно так же как и поражение vagi, является часто опасным симптомом, способным значительно ухудшить прогноз полиневрита.

Параличи, развивающиеся таким образом, относятся к вялым, дегенеративным параличам. Мышечный тонус парализованных конечностей понижен. В парализованных мышцах быстро развиваются более или менее тяжелые атрофические явлениями качественные изменения электровозбудимости в виде частичной или полной реакции перерождения. Конечности представляются при осмотре диффузно-похудевшими, на местах обычных мышечных выпуклостей появляются западания; если процесс развит не диффузно, а с некоторой избирательностью, дистальные отделы конечностей легко принимают стойкие патологические позы (перетягивание относительно уцелевших антагонистов), например: «руки Арана-Дюшенна», «когтистые лапы», «руки проповедника» и пр. Если такого рода патологические установки задерживаются на более продолжительное время, нередко развивается стойкая фиксация конечности в патологической позе вследствие наступающих фиброзных ретракций сухожильно-связочного аппарата и мускулатуры.

Двигательные явления раздражения при полиневрите, по сравнению с этими симптомами выпадения двигательной функции, отступают далеко на задний план. Как правило, их не наблюдается вовсе. Фибриллярные подергивания, если они выражены резко, всегда заставляют заподозрить одновременное участие в процессе двигательных клеток передних рогов. Однако иногда наблюдается неритмичное дрожание (всегда в тех случаях, где нет полного паралича) кистей и пальцев, особенно верхних конечностей. Эти гиперкинезы делают впечатление своеобразной толчкообразной иннервации, достигающей паретичной мышцы в виде отдельных разорванных разрядов. Кроме того в случаях сильно развитой атаксии могут наблюдаться атактические непроизвольные движения и атактические позы. Нередко основная вредно действующая причина (алкоголь, ртуть) сама по себе приводит к образованию дрожания, одновременно с имеющимися полиневритическими симптомами. В случаях последнего рода дрожание очевидно имеет центральное происхождение и не зависит непосредственно от полиневрита.

Сухожильные рефлексы пораженных конечностей ослабляются и исчезают. Эта сухожильная арефлексия может наблюдаться и тогда, когда в соответствующей мышце явления паралича или атрофии только чуть намечены, а также долгое время спустя после того, как симптомы полиневрита подверглись обратному развитию.

Разнообразные парестезии, дизестезии и боли наблюдаются практически во всех случаях. Локализация болезненных ощущений подобно явлениям двигательной слабости большей частью соответствует наиболее дистальным сегментам: кончики пальцев, ладони, подошвы. Но иногда и вся конечность является местом, где больной ощущает жжение, ползание мурашек, чувство жара или холода, онемение, одеревенение, боли и т. п. Эти явления раздражения чувствительных путей характеризуют большей частью острый период болезни; они несколько уменьшаются в дальнейшем течении. Обычно болезненные ощущения эти усиливаются при надавливании на нервные стволы и на паретичные мышцы. Эта боль при нажимании на периферические нервы особенно легко обнаруживается в тех местах, где нервные стволы лежат поверхностно и непосредственно над костной подкладкой, и относится к чрезвычайно ценным диагностическим признакам полиневрита.

Точно так же больные нервы весьма чувствительны ко всем перемещениям конечности, связанным с их растяжением. Отсюда понятно, что нередко больные с сильными полиневритическими болями склонны придавать больной конечности длительное вынужденное (большей частью полусогнутое) положение. Полиневритические боли усиливаются при пассивных движениях, но сохраняются и при покое. Часто они усиливаются ночью. Местное применение тепла обычно оказывает на эти боли успокаивающее действие.

При объективном исследовании чувствительности в острых периодах находят перемешанные явления гиперестезии и анестезии (часто например, в виде гиперальгезии и тактильной анестезии), в хронической фазе – преимущественно явления анестезии. Резких границ эти анестезии большей частью не обнаруживают. Они симметричны и постепенно усиливаются к дистальным отделам. Подобно мышечной слабости и анестезии могут быть особенно интенсивно выражены в области одного какого-нибудь нерва конечности, и в последнем случае часто с большой симметричностью на обеих сторонах.

Парализованные конечности часто холодны наощупь, багровой или синюшной окраски. Нередки отеки, усиленное потоотделение. Могут наблюдаться и иные трофические расстройства (прободающая язва стопы, разнообразные дистрофии кожи).

Неврит зрительного нерва, иногда в форме ретробульбарного неврита, иногда с исходом в атрофию, может присоединяться в редких случаях к общей картине полиневрита. Иногда наблюдались невриты слухового нерва.

Психика, в ряде случаев остающаяся нормальной, однако может обнаруживать и характерные изменения в виде так называемого «корсаковского симптомокомплекса».

Весьма важны для правильного суждения о локализации заболевания изменения спинномозговой жидкости. Часто в ней обнаруживается увеличенное количество белка и глобулинов при нормальном содержании форменных элементов, иногда легкая степень плеоцитоза.

Вся эта клиническая картина способна давать значительные вариации. Так, заслуживают быть особо отмеченными лёгкие случаи, с рудиментарным развитием симптомов. Здесь дело может ограничиться наличием парестезий или болей с характерной дистальной локализацией, к которым присоединяются лишь отрывочные симптомы полиневритического характера (например, понижение сухожильных рефлексов, болезненность при давлении на нервные стволы, очень лёгкие анестезии и пр.), причем болезнь протекает вяло и больные часто продолжают свою обычную работу, игнорируя болезненные симптомы. Такие «амбулаторные» случаи часто обнаруживаются при систематическом обследовании рабочих различных профессий, имеющих дело с нейротропнымы ядами (сероуглерод, свинец, ртуть и пр.).

Далее, определенно видоизменяется вся картина полиневрита, смотря по тому, на двигательный или на чувствительный компонент периферического нерва падает акцент в болезненном процессе. Здесь также возможны значительные клинические вариации.

В случае преимущественного поражения чувствительной функции можно получить клиническую картину так называемой pseudotabes: глубокие анестезии при очень хорошо сохраненной силе и трофике мышц приводят к появлению расстройств координации, наблюдается атаксия отдельных движений, атактическая походка, симптом Ромберга. Отсутствие коленных и ахилловых рефлексов дополняет сходство.

С другой стороны, возможны случаи где, наоборот, на первый план выступают явления со стороны двигательной функции – мышечная слабость, параличи и парезы, или же похудание мышц и мышечная атрофия, в то время как боли и анестезии развиты весьма слабо. Случаи последнего рода могут быть несколько схожими с полиомиелитами и мышечными атрофиями.

Варьируют полиневриты также по топографии полиневритических расстройств: в одних случаях поражаются преимущественно верхние конечности, в других – нижние, иногда процесс развивается во всех четырех конечностях более или менее равномерно. Своеобразной особенностью топографии отличается дифтерийный полиневрит с его поражением мягкого нёба и аккомодационной мышцы.

Точно так же велико разнообразие полиневритов и в отношении течения. Здесь встречаются как случаи, развивающиеся чрезвычайно остро («апоплектиформные случаи»), так и случаи с более медленным развитием, вплоть до медленно прогрессирующих форм, стоящих в связи с медленно и постоянно действующей вредной причиной.

В отношении этиологии всю эту обширную группу можно расчленить на три большие подгруппы: на полиневриты, зависящие от действия экзогенных токсических факторов, на полиневриты, зависящие от аутоинтоксикации организма, и на полиневриты инфекционного происхождения. Следует только помнить, что могут встречаться случаи, имеющие смешанную этнологию, например алкоголизм + пневмония, или свинец + малярия и т. п. Иногда и несколько инфекционных агентов одновременно вызывают, поддерживают имеющийся полиневрит, например, дифтерия + малярия и т. п.

Экзогенно-токсические полиневриты

Алкогольный полиневрит

Алкогольный полиневрит принадлежит к числу наиболее частых. Развиваясь лишь при хроническом алкоголизме (однократное алкогольное отравление у непьющего субъекта не вызывает алкогольного полиневрита), он нередко присоединяется к дополнительной случайной внешней причине (острая инфекция и т. п.). Поражаются обычно люди среднего возраста, мужчины и женщины, по-видимому, одинаково часто. Весьма часто помимо хронического алкоголизма существуют и какие-нибудь другие хронически ослабляющие моменты: хроническое заболевание внутренних органов, хронические инфекции (сифилис, туберкулез), истощение и пр.

Начало обычно бывает острым или подострым, нередко при лихорадочных явлениях. Боли и парестезии в ногах обычно предшествуют развитию мышечной слабости. Весьма часты комбинации с остро развивающимися алкогольными психозами (delirium tremens). Полиневрит быстро генерализуется, может приводить к тяжелым атрофическим параличам и анестезиям, поражает преимущественно нижние (особенно область nn. peroneorum), но иногда не щадит и верхние конечности (особенно область n. radialis). Коленные и ахилловы рефлексы угасают; нередко отсутствуют и брюшные рефлексы. Часто вырисовывается атаксическая форма (pseudotabes alcoholica). Сравнительно часто наблюдается участие черепных нервов, особенно vagi и phrenici. Иногда наблюдается комбинация с имеющим аналогичную этиологию верхним острым геморрагическим полиоэнцефалитом Вернике, характеризующимся ядерными параличами глазных нервов. Последний процесс нередко наблюдается в рудиментарной форме. Если при этом страдают волокна для внутриглазной мускулатуры, могут иметь место разнообразные расстройства со стороны зрачков.

Весьма характерно своеобразное расстройство психики, наблюдаемое при алкогольном полиневрите, носящее название полиневритического или корсаковского психоза. Здесь на первый план выступает расстройство запоминания текущих представлений при относительно хорошо сохранённых остальных психических функциях (осмысление, соображение, критика, эмотивная жизнь и даже память прошлых событии). Такого рода больные быстро, иногда в течение нескольких минут, забывают всякого рода полученные ими внешние впечатления, хотя они их правильно понимают и могут давать на них непосредственно правильные реакции. Наоборот, события, имевшие место до заболевания, удерживаются в памяти большей частью хорошо. Образовавшиеся таким образом дефекты памяти больные имеют нередко наклонность заполнять так называемыми «конфабуляциями» – ложными, иногда причудливо пёстрыми воспоминаниями событий, будто бы имевших место в жизни. Далеко не всегда корсаковское расстройство памяти бывает выражено в этой резкой форме. Часто можно отметить только относительное снижение способности запоминания, без ясных конфабуляций и мало отражающееся на общем поведении больного. Неалкогольные полиневриты, хотя и в меньшей степени, имеют также тенденцию сопровождаться расстройством запоминания.

Прогноз алкогольного полиневрита стоит в зависимости от прекращения употребления алкоголя. Однако и в случае полного прекращения пьянства нередко остаются стойкие остаточные симптомы, не поддающиеся в дальнейшем обратному развитию. Полиневрит, захвативший одни только нижние конечности, прогностически лучше полиневрита генерализированного. Корсаковское расстройство памяти относится к прогностически малоблагоприятным психозам и часто остается стационарным или обнаруживает значительные резидуальные симптомы.

В остром периоде, особенно при повышении температуры и в сочетании с явлениями белой горячки, алкогольный полиневрит представляет значительную опасность для жизни, тем большую, чем острей развивается болезнь. Участие n. vagi и n. phrenici ухудшает прогноз, не делая его, однако, ещё абсолютно неблагоприятным.

В случае исхода алкогольного полиневрита в выздоровление, последнее затягивается нередко на весьма продолжительный срок (месяцы и годы). Потеря сухожильных рефлексов и гиперестезия подошв относится к обычным затяжным симптомам. Весьма часты рецидивы. Лица, перенесшие алкогольный полиневрит, делаются особенно чувствительными ко всем другим вредным моментам, опасным для периферических нервов.

Свинцовый полиневрит

Свинцовый полиневрит, являющийся в громадном большинстве случаев результатом профессионального, реже – случайного сатурнизма, развивается обычно в обстановке хронического свинцового отравления. Весьма часто уже задолго до появления первых нервных симптомов отмечаются в анамнезе повторные случаи свинцовой колики, головные боли или характерные боли в конечностях, а при исследовании констатируются типичные признаки свинцового отравления: анемия, свинцовая кайма на слизистой оболочке десен, гематопорфиринурия, наличие свинца в моче, базофильная зернистость эритроцитов. Однако следует иметь в виду, что наличие всех перечисленных выше симптомов далеко необязательно при свинцовом полиневрите. Точно так же между тяжестью этих общих симптомов свинцового отравления и тяжестью полиневритических расстройств весьма часто не удаётся установить никакого параллелизма.

В противоположность алкогольному, свинцовый полиневрит редко развивается остро (в связи, например, с приступом свинцовой колики), а большей частью нарастает постепенно.

Симптоматологически он характеризуется следующими особенностями:

1) Далеко на первый план выступает расстройство со стороны двигательной функции, и лишь в очень небольшой степени страдает, а иногда и вовсе не страдает, функция чувствительности;

2) Преимущественно, а часто исключительно, оказываются пораженными верхние конечности.

Оба эти правила наблюдаются, однако, далеко не всегда и представляют собой лишь характеристику одного из частых типов свинцового полиневрита. В действительности встречается немало случаев, где наблюдаются с субъективные и объективные расстройства чувствительности, типичные для полиневритов, а с другой стороны, топография параличей может быть весьма разнообразной.

Параличи при свинцовых полиневритах весьма часто сопровождаются глубокими атрофиями. Обычно обнаруживается развитая, а иногда и значительно распространенная реакция перерождения, нередки фибриллярные подергивания.

Черепные нервы при свинцовом полиневрите поражаются редко.

Прогностически весьма важно своевременное прекращение работы, связанной со свинцом. В таком случае явления свинцового полиневрита начинают постепенно проделывать фазу обратного развития. Течение обычно весьма длительное, нередко наблюдаются стойкие исходные дефекты подвижности, особенно в случаях, где имели место глубокие атрофии.

Мышьяковый полиневрит

Мышьяковые полиневриты (включая сюда полиневриты, зависящие от отравления арсено-бензолом) наблюдаются довольно редко. Относительно часто зависят они от однократного случайного или намеренного отравления соединениями мышьяка. В таких случаях полиневрит развивается остро или подостро, непосредственно следуя за общими явлениями отравления (рвоты, поносы, общая токсемия). Быстро развиваясь до максимальной степени, мышьяковый полиневрит повторяет в общем типическую симптоматологию полиневритов, отличаясь только своей интенсивностью.

Поражаются и верхние и нижние конечности, параличи бывают часто весьма распространёнными, не ограничиваясь только дистальными отделами, сопровождаются потерей сухожильных рефлексов, атрофией мышц и реакцией перерождения; параллельно с этим выражены и глубокие анестезии; атаксия примешивается к двигательной слабости, если последняя не достигает степени полного паралича (pseudotabes arsenicosa); нередки дрожание и хореоподобная неустойчивость мышц; часты трофические расстройства кожи (гиперкератоз, пигментация, потливость); черепные нервы большей частью не вовлекаются в страдание. Весьма опасное для жизни в остром периоде отравление мышьяком в этой более поздней полиневритической фазе большей частью протекает благоприятно, и полиневрит медленно регрессирует, оставляя иногда после себя стойкие ретракции.

Мышьяковый полиневрит может развиваться и не столь бурно, в случаях хронического отравления мышьяком (случайные алиментарные отравления, профессиональные отравления, неосторожное лечение).

Соединения арсенобензола в состоянии вызывать аналогичное заболевание; однако эти соединения обладают значительно меньшей токсичностью по сравнению с минеральными соединениями мышьяка. Зато известны заболевания слухового и зрительного нервов, зависящие от некоторых органических соединений мышьяка, назначавшихся с лечебной целью.

Из других более редких ядов, способных вызывать полиневриты, могут быть отмечены следующие: морфий (полиневриты, развивающиеся во время морфийной абстиненции), бензин, динитробензол, анилин, фосфор, ртуть, окись углерода, сероуглерод, сульфонал, трионал.

Аутоинтоксикационные полиневриты

Диабет должен быть поставлен здесь на первом месте по той частоте, с которой он даёт повод для образования моно- и полиневритов. Начало процесса обычно постепенное. Превалируют явления раздражения со стороны чувствительных волокон. Боли в ногах, иногда принимающие вид упорной двусторонней невралгии седалищных нервов, могут задолго предшествовать другим симптомам. Нередки невралгии в области n. cruralis и obturatorii. В дальнейшем присоединяются анестезии и явления со стороны двигательных волокон. При этом особенно типично раннее появление арефлексии, в то время как параличи и атрофии могут ещё долго отсутствовать. Характерно также необычное при полиневритах преимущественное участие проксимальных отделов (потеря коленных рефлексов). Может присоединиться расстройство координации, сравнительно часты вазомоторные и трофические расстройства кожи. Иногда наблюдаются параличи глазных мышц. Картина болезни может, таким образом, в значительной степени напоминать tabes dorsalis (pseudotabes diabetica), и дифференциальная диагностика между этими двумя болезнями делается в таких случаях весьма затруднительной.

Помимо этого типа диабетического полиневрита встречаются и полиневриты более банальные, с преобладанием процесса в дистальных отделах конечностей, с образованием свисающей стопы, steppage и т. д. Верхние конечности поражаются реже. Прогноз находится в прямой зависимости с основным заболеванием. Там, где удаётся добиться уменьшения или исчезновения гипергликемии, полиневритические явления могут подвергаться обратному развитию. Впрочем, иногда диабетические полиневриты поддаются улучшению и при продолжающейся гликозурии. Вообще же диабетические полиневриты представляют собой упорное расстройство, протекающее обычно стационарно или медленно прогрессируя.

При раковой кахексии иногда наблюдаются полиневритические симптомы, которые могут достигать здесь степени выраженного тяжёлого полиневрита, характеризующегося быстрым прогрессивным течением. Большей часть симптомы ракового полиневрита отступают на второй план по сравнению с симптомами основной болезни; однако в иных случаях явления полиневрита преобладают в клинической картине в том периоде, когда присутствие новообразования ещё явно не проявляется. Таким образом, прогрессирующий тяжелый полиневрит в пожилом возрасте, сопровождающийся кахексией, всегда должен наводить мысль на предположение о раковом новообразовании.

К полиневритам, вызванным аутоинтоксикацией, относятся и полиневриты беременных. Это – редкое заболевание, большей частью комбинированное с головными болями и неукротимой рвотой. Заболевание может распространиться на все четыре конечности и иногда вовлекать в страдание и черепные нервы. Прогноз этого полиневрита беременных большей частью хороший.

Полиневриты инфекционного происхождения

Инфекции, особенно острые, обладают выраженной склонностью давать осложнения со стороны нервной системы в виде множественного поражения периферических нервов.

Дифтерийный полиневрит

Дифтерия дает полиневритические симптомы весьма часто, в 1/6 или 1/7 случаев. Дифтерия взрослых может сопровождаться полиневритом, точно так же как детская. При этом не удаётся установить никакого строгого параллелизма между тяжестью дифтерийного процесса и опасностью полниевритического осложнения, или интенсивностью последнего. Подобно другим полиневритам и здесь ослабленное состояние организма является предрасполагающим моментом. Могут заболеть дифтерийным полиневритом и скрытые носители дифтерийной инфекции, точно так же как больные с дифтерийным поражением иной локализации, чем в зёве (инфицированные раны, dyphteria vulvae и пр.).

Невритические явления присоединяются к симптомам дифтерии или непосредственно, или спустя некоторое (2-3 недели) время. Наиболее типична здесь локализация параличей, поражающих мышцы мягкого нёба и аккомодационную мышцу.

Паралич мягкого нёба выражается в его неподвижности при фонации, при прикосновении к нему и т. д. Мягкое нёбо свисает пассивно и при проглатывании жидкой пищи пропускает её в полость носа; попадание жидкой пищи в нос является, таким образом, наиболее характерным симптомом. Расстраивается и речь, принимая своеобразный носовой оттенок. В мышцах мягкого нёба может быть обнаружена и реакция перерождения. Паралич как правило двусторонний. Реже наблюдается паралич мягкого нёба только на одной стороне.

К этому главному симптому присоединяется паралич m. ciliaris, в результате чего расстраивается зрение на близком расстоянии, в то время как реакции зрачков остаются большей частью сохраненными. Впрочем, в отдельных случаях наблюдается при дифтерийном полиневрите и слабость световой реакции зрачков.

Параличи мягкого нёба и аккомодационной мышцы относятся к наиболее постоянным и типичным признакам дифтерийного полиневрита. В этой форме болезнь может остаться локализованной, не распространяясь на остальные нервные стволы и не приводя к развитию распространённого полиневрита. Однако и при этих локализованных формах весьма часто можно наблюдать потерю сухожильных рефлексов на нижних конечностях (коленного и ахиллова рефлексов) в качестве единственного признака общего полиневрита.

Развитие паралича мягкого нёба при дифтерийном полиневрите зависит непосредственно от локализации дифтерийного процесса, действующего токсически на ближайшие нервы. Аналогично этому при дифтерии пупка новорождённых могут наблюдаться параличи брюшной мускулатуры, при инфицированных ранениях на конечностях – местные невриты и пр.

Симптом Хвостекa (повышение механической возбудимости ствола лицевого нерва), иногда вместе с повышенной механической возбудимостью и остальных нервов, нередко сопровождает или даже предшествует появлению параличей мягкого нёба.

Однако, в ряде случаев, дело не ограничивается этой местной формой множественного неврита, а появляются нарастающие симптомы со стороны периферических нервов конечностей. Полиневрит генерализуется, приводя к развитию парезов, параличей и атрофий мускулатуры конечностей, с угасанием сухожильных рефлексов и с не резко выраженной реакцией перерождения в пораженных мышцах. По сравнению с сильно пораженной двигательной функцией чувствительная функция здесь остаётся сравнительно пощажённой: по крайней мере обычно не бывает болей, а имеются лишь парестезии; точно так же исследование поверхностной чувствительности обнаруживает большей частью не столько полную потерю, сколько относительное её снижение; зато глубокая чувствительность (чувство пассивных движений и чувство позы, также вибрационная чувствительность) страдает обычно весьма интенсивно. Понятно, что в этих условиях особенно легко развиваются расстройства координации (атаксия), которые, в связи с угасанием сухожильных рефлексов и с парестезиями, дают картину, до определенной степени напоминающую tabes dorsalis (pseudotabes dyphterica). Своеобразная походка больных детей может действительно воспроизводить все особенности походки взрослых табетиков.

К этой, основной картине дифтерийного полиневрита в отдельных случаях могут присоединяться и менее обычные симптомы. Сюда относятся разнообразные поражения двигательных черепных нервов (abducens, oculomotorius, facialis), а иногда и чувствительных (trigeminus – анестезия лица), значительное участие n. vagi, параличи голосовых связок, иногда neuritis optica. Могут наблюдаться параличи мышц туловища и шеи. Может присоединиться паралич диафрагмы вследствие участия n. phrenici. Иногда дифтерийный полиневрит принимает течение острого восходящего паралича Ландри.

Полиневрит нарастает в течение 1-3 месяцев и в благоприятно протекающих случаях требует многих месяцев для постепенного исчезновения всех симптомов. Иногда отдельные симптомы (в иных случаях даже паралич мягкого нёба) могут оставаться в виде стойких стойких остаточных проявлений.

Прогноз в отношении жизни в значительной степени зависит от участия блуждающего нерва и диафрагмы. Полный паралич последней существенно ухудшает прогноз. Нередко после перенесенного дифтерийного полиневрита у детей путём «аутоимитации» развиваются психические (истерические) расстройства стояния и ходьбы, быстро уступающие психотерапевтическому воздействию.

Раннее и энергичное сывороточное лечение в значительной степени предохраняет дифтерийных больных от развития параличей, а при развитых параличах энергичная серотерапия, по-видимому, также оказывает благоприятное действие на симптомы дифтерийного полиневрита и тогда, когда сама дифтерия уже закончилась.

Описаны случаи, когда аналогичная картина развивалась и при недифтерийных заболеваниях (рожа, недифтерийная ангина, сепсис).

Малярийный полиневрит

Малярийные полиневриты начинаются иногда остро, но иногда и медленно, присоединяясь к затяжной инфекции. Клинически они могут воспроизводить тип как лёгкой формы болезни, так и развитого полиневрита с участием как движения, так и чувствительности (часто страдает n. ulnaris).

Интермиттируюший характер заболевания, с обострениями в связи с пароксизмами малярии, отнюдь не является здесь обязательным, чаще встречаются стойко протекающие случаи.

Малярийный полиневрит нередко наблюдается при смешанной этиологии (алкоголь, свинец). Возможно развитие осложнений, в частности корсаковского психоза. Упорные в отношении всякого другого лечения, эти полиневриты быстро поддаются специфической противомалярийной терапии.

Прочие формы заболевания. Брюшной, сыпной и (реже) возвратный тиф, паратиф, дизентерия, оспа, корь, скарлатина, коклюш, проказа, эпидемический паротит, гонорея, острый полиартрит, мальтийская лихорадка, крупозная пневмония, колибациллез, рожа, септические и пуэрперальные инфекции могут вызвать явления полиневритов.

Патологическая анатомия

Патологическая анатомия всех полиневритов сводится к заболеванию периферических нервных стволов с преимущественной локализацией процесса в дистальных отделах системы (периферические разветвления моторных нервов, внутримышечные нервные волокна, чувствительные кожные и нервные ветви). В этих нервных стволах встречаются с различной степенью интенсивности смешанные друг с другом явления воспаления и паренхиматозной дегенерации (neuritis interstitialis и neuritis parenchymatosa). Первые сводятся к отёку, гиперемии, иногда даже с кровоизлияниями, и к круглоклеточным инфильтрациям пери- и эндонейральной соединительной ткани, наблюдаемым преимущественно в острых случаях; макроскопически нервные стволы могут в этих случаях представляться утолщенными и покрасневшими; в исходных фазах наблюдается разрастание соединительной ткани, иногда не вполне диффузное и позволяющее видеть на нервном стволе отдельные, четкообразные утолщения (neuritis nodosa).

Наряду с этими воспалительными явлениями, а по большей части значительно преобладая над ними, идут в нервных элементах деструктивно-дегенеративные изменения в виде распада миелина с размножением ядер шванновской оболочки при относительной целости нервного волокна, или же, при более глубоком процессе разрушение самих нервных волокон; в разной степени к этим процессам могут примешиваться и признаки регенерации нервного волокна.

При чисто токсических, особенно хронически протекающих формах часто вся патологоанатомическая картина сводится к дегенеративному, паренхиматозному процессу без каких-либо отчетливо выраженных воспалительных изменений. Также почти без исключения встречаются и разнообразные изменения в корешках и в центральной нервной системе.

Лечение

Лечение полиневритов заключается в устранении вызвавшей их причины, например инфекции, отравления и т. п. Для этой цели могут назначаться антибиотики, обезболивающие и успокаивающие препараты, дезинтоксикационные средства, витамины, физиотерапия.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *